Google+
ИНТЕРПРЕТАЦИИ «АЛИСЫ В CТРАНЕ ЧУДЕС» Christmas Русские в западной фантастике
Версия для печатиРецензии. Книги номера (март 2005)
Кратко о статье: Нил Стивенсон «Криптономикон», Макс Фрай «Хроники Ехо», Василий Головачев «Ко времени моих слез», Сергей Чекмаев «Анафема», Александр Бушков «Нелетная погода» и другие яркие новинки не остались без внимания наших постоянных авторов.
Книги месяца

    Свежие впечатления наших постоянных авторов о книгах в жанре фантастики и фэнтези, выпущенных российскими издательствами за последние месяцы.

    “Властелин шифров”, или Эпос информационной эры
   
Нил Стивенсон. Криптономикон
    Роман — пер. с англ. Е. Доброхотовой-Майковой — М.: АСТ, “Люкс”, 2004 — серия “Альтернатива. Фантастика” — 910 стр. — 5100 экз.
18 Kb
    В последние годы среди фантастов заметно стремление к “укрупнению” книг. Почти никто уже не рассказывает истории, все норовят создать Эпос с большой буквы. Вряд ли причина только в тщеславии, скорее — в желании адекватно описать окружающий мир. Благодаря достижениям информационных технологий Земля как бы уменьшилась в размерах, но вместе с тем нам открылась вся сложность и многоуровневость связей между отдельными местами, судьбами, историями...
    Вот и американец Нил Стивенсон пытается связать воедино судьбы своих героев, а также стран и идей, в том числе понять, как последние изменяются под влиянием времени. “Криптономикон” — внушительный “кирпич” в девятьсот страниц — первый шаг автора к такому пониманию.
    По структуре и отчасти по стилистике роман Стивенсона напоминает сольные книги Лазарчука: несколько сюжетных линий стремительно несутся вперед, каждая полна своих тайн, написана емким, живым языком с изрядной долей иронии. Перед нами — хроника жизни нескольких семей. Морпех Бобби Шафто, гениальный математик и шифровальщик Лоуренс Притчард Уотерхауз; японский солдат и сын горняка Гото Денго, а также их потомки, и еще множество других персонажей... можно было бы сказать, “второстепенных”, но у Стивенсона второстепенных нет. С мастерством и любовью он изображает каждого из своих героев так, что тот обретает плоть и кровь, даже если автор уделил ему лишь несколько страниц.
    Как можно понять из названия, роман посвящен искусству криптографии, то бишь шифрования. Во время Второй Мировой войны, помимо сражений в морях, в воздухе и на земле, шла еще и незримая битва в умах людей, схватка интеллектов. Не только взламывали шифры, с помощью которых враждующие стороны передавали сообщения, — вся тактика и стратегия выстраивались с учетом этого. Должен ли знать противник, что его планы разгаданы? Как доказать ему обратное и в то же время получить пользу от расшифровок? И как вести себя обычным людям, чьи интересы и симпатии идут вразрез с интересами государства?
    Похожие вопросы задают себе через несколько десятков лет после войны потомки некогда противоборствующих сторон. Теперь криптография помогает избежать утечки информации, в первую очередь, тем, кто борется за свою свободу от излишнего внимания государства. Рэнди Уотерхауз с коллегами придумывает и создает Крипту — виртуальную державу с электронной (но вполне конвертируемой) валютой, с практически неограниченными возможностями — этакий информационный рай. Нужно ли удивляться, что у Рэнди с коллегами появляются враги: те, кто хочет уничтожить Крипту, и те, кто хочет стать ее хозяевами? И здесь Уотерхаузу-внуку очень пригодится тайна, разгаданная его дедом-шифровальщиком...
    “Криптономикон” — один из тех романов, которые в равной степени понравятся и любителям серьезной прозы, и ценителям хорошей, динамичной фантастики. Единственный минус романа — отсутствие кульминации — концентрации эмоциональных и физических усилий, некой “точки сгущения” мы так и не увидим; при этом логический финал у романа есть и две временные линии соединяются в нем вполне мастерски.
    И еще хотелось бы отметить блестящий перевод Е. Доброхотовой-Майковой: игра слов, авторская ирония, наконец, правильно переданные научные термины — все это стало доступным отечественному читателю именно благодаря кропотливой работе переводчицы.
    — Владимир Пузий

    Это интересно
    Мир “Криптономикона” на первый взгляд кажется похожим на наш. Расхождения обнаруживаются постепенно. Например, находящийся на одном из Британских островов Йглм, точнее, два Йглма, Внутренний и Внешний. Йглмцы говорят на странном, почти лишенном гласных языке и гордятся своим славным прошлым.
    А еще в “Криптономиконе” читатель встретит таинственного персонажа по имени Енох Роот. Священник, который слишком много знает, он с самого начала привлекает наше внимание, а уж потом, когда выясняется, что на исходе века он почти такой же, каким был в сороковые... Из зарубежных отзывов на своеобразный приквел к “Криптономикону”, “Барочную трилогию”, ясно, что Роот также действует и в ней, а ведь ее события происходят в 18 веке!
    Кстати, как и “Криптономикон”, “Барочную трилогию” собирается издать АСТ. Вот только как скоро?..

    Сюжет — 8
    Мир — 9
    Персонажи — 9
    Стиль — 10
    Качество издания — 7
    Перевод — 10
    Оценка “МФ” — 9

    Возвращение блудного Фрая
   
Макс Фрай. Хроники Ехо
    Повести — СПб: “Амфора”, 2004 — 384 стр. — 15000 экз.
25 Kb
    Сказать, что эту книгу ждали, было бы неправильно. Также неправильно, как утверждать, будто бы ее очень ждали. Самое большое — надеялись на то, что она когда-нибудь появится, мечтали о ней в сокровенном уголке души. Кто? Многотысячные армии поклонников самого известного в нашей фантастике путешественника по мирам. Верные ценители историй таинственного Макса Фрая, те, кому посчастливилось полюбить его почти десять лет назад, с первой книги, и те, кто познакомился с ним недавно, из многочисленных переизданий. Почему? Потому что в последней повести знаменитого цикла “Лабиринты Ехо” писатель Макс Фрай поставил в приключениях своего литературного двойника сэра Макса точку — жирную, окончательную и бесповоротную. Многотомный рассказ о Тайном Сыске волшебного города Ехо закончен. На долгие годы писатель ударился в “большую литературу”: экспериментировал с постмодернизмом, составлял антологии чужих произведений. И тут — как гром среди ясного неба: Тайный Сыск снова в деле. Как так?
    “Много историй о тайных сыщиках из Ехо было рассказано; еще больше
историй осталось общим достоянием автора и персонажей... Можно было бы молчать и дальше, но рассказчику не хочется, чтобы все эти прекрасные вещи, которые он видел — наяву ли, во сне ли, “на границе между светом и тенью”, — пропали навсегда, растворились в темноте, под его закрытыми веками. Поэтому старые друзья собираются вместе, на далеком острове, где десять дней в году пока дует ветер Хабабура, возможно абсолютно все. Даже невозможное...”
   
Впрочем, и этой аннотации всецело доверять не следует — как и всему связанному с Фраем. В “Хрониках Ехо” нет ни слова ни о ветре Хабабура, ни о далеком острове. Есть — уютная кофейня в мире, некогда созданном воображением самого Вершителя сэра Макса. Место, где гостеприимство отплачивают историями, — а кто еще умеет рассказывать так интересно и увлекательно, как сэр Макс и его возлюбленная леди Меламори? И мы, украдкой подслушавшие их повествование, погружаемся в прошлое, ищем там неповторимого фраевского аромата былых приключений в Ехо. Мозаичных мостовых, загадочного вкуса камры и немудрящих шуток старого доброго сэра Макса.
    Все это здесь есть: спешу заверить, что увлечение Фрая “мэйнстримом” сказалось только на обрамляющей истории, которая, в принципе, не так-то уж и важна. Но годы не проходят бесследно — как для писателя, так и для его героев. В классический фраевский букет примешивается запах книжной пыли. Сэр Макс и леди Меламори рассказывают о своих приключениях — но рассказчики старше и куда опытнее персонажей. Оно и понятно: в начале книги автор предупреждает, что читать “Лабиринты Ехо” для понимания “Хроник” вовсе не обязательно. Это — новый цикл о старых героях, и неудивительно, если они внезапно покажутся вам незнакомыми.
    В остальном Макс Фрай остается Максом Фраем. “Фирменный” легкий стиль, заставляющий порою забыть про еду и сон. Стройный детективный сюжет — просто удивительно, как много нового может открыться в, казалось бы, исписанном вдоль и поперек мире. Ненавязчивая и непринужденная житейская мудрость, после которой неволей глядишь на мир немножко по-философски. И, конечно, мощнейший психотерапевтический эффект, который признают даже фраененавистники: отгоняет зимне-весеннюю депрессию, как минимум, на месяц.
    Рискуя пасть жертвой ценителей “большой литературы”, я, тем не менее, не могу не приветствовать — стоя и аплодисментами — “Хроники Ехо” и все, что за ними последует. Да и для самого Фрая это вовсе не шаг назад, а переход на новый виток творческой спирали. Так что будем наслаждаться новыми историями про Ехо, пока автора снова не занесло в постмодернизм.
    — Петр Тюленев

    Это интересно
  • “Хроники Ехо” — первый том Макса Фрая с обложкой зеленого цвета. До этого абсолютное большинство его книг выходили в оранжевых тонах. Возможно, резкое изменение оформление призвано подчеркнуть разницу между старым и новым циклом о городе Ехо.
  • Первая книга о Тайном Сыске города Ехо — “Лабиринт” (“Чужак”) — издавалась с 1996 года пять раз. Ее общий тираж — 57000 экземпляров.
  • Макс Фрай — коллективный псевдоним Светланы Мартынчик и Игоря Степина. Последний, в частности, иллюстрировал старую серию “Лабиринты Ехо”.

    Сюжет — 8
    Мир — 9
    Персонажи — 8
    Стиль — 9
    Качество издания — 7
    Оценка “МФ” — 8

    Выбор инженера Гольцова
   
Василий Головачев. Ко времени моих слез
    Роман — М.: “Эксмо”, 2004 — серия “Абсолютное оружие” — 480 стр. — 70100 экз.
33 Kb
    Новый роман Василия Головачева следует употреблять читателям, подготовленным заранее. Поскольку на страницах книги автор обращается ко многим областях человеческих знаний, высказывает устами героев мнение по поводу животрепещущих вопросов современности. В чем причина того, что русский язык становится примитивным? В нем слишком много предлогов. Почему европейская цивилизация приходит в упадок? Из-за недальновидной демографической политики. Кто противостоит зловредным космическим захватчикам? Русское казачество. В книге “Ко времени моих слез” нашли отражение многие события нашей современности, что далеко не каждому роману идет на пользу. “Злободневность” в литературном произведении — палка о двух концах, и надо быть Головачевым, чтобы уметь с этим оружием управляться и соблюсти необходимую меру.
    Нельзя сказать, что главному герою романа, инженеру Арсению Владимировичу Гольцову, повезло в жизни. Специалист, начальник средней руки, хороший человек. Но загадочные и не всегда приятные события преследуют его с детских лет. Именно с детских воспоминаний начинается роман, именно они наиболее ярко и сочно прописаны, лишены надуманной сентиментальности, делают фигуру героя живой и целостной. Складывается впечатление, что Гольцов живет воспоминаниями. Конечно, помогают почувствовать себя живым, нужным и влюбленная в Арсения Владимировича молодая сотрудница, и непутевый сын, и дочка, у которой своих проблем хватает. Но не будь этих мелочей — и кто знает, во что превратилась бы жизнь экзора Гольцова.
    Именно экзора. Это должность у Арсения Васильевича такая в качестве “дополнительной нагрузки”. В далеком детстве родной дед предупредил его, что придут к Арсению “хорошие люди”, “ратники Рода русского”. Пришли, предложили работу оператора-наблюдателя — следить за равновесием в неком мире за пределами нашей “метавселенной”. Пришли, да, как запоздало понял Гольцов, не те. Так инженер однажды ошибся в выборе. Знал бы, на что соглашается и что за этим последует!
    Деятельность специального отряда по выявлению и обезвреживанию лиц с паранормальной энергетикой переплетается с личной жизнью Арсения Васильевича. Обнаруживается очередной тайный заговор сил вселенского масштаба. Космические гроссмейстеры планируют дальнейшую дестабилизацию обстановки на планете Земля, в первую очередь — в России. А в центре конфликта — скромный инженер и благополучие его семьи, вполне земные проблемы и радости. Наиболее удачными у Головачева вышли именно описания обыденной жизни, трудовых будней, быта. Такие “включения” не дают персонажам сделаться “очередными”, плоскими типажами.
    Держит интрига, не отпускает! А “громкие” фразы и “красивые” лозунги оказываются вполне уместными, когда их произносят так вовремя появившиеся “ратники”, словно вышедшие из легенды Светлые витязи, защитники родной Земли от темных сил... И как-то совсем не до иронии, когда понимаешь, что герою предстоит сделать очередной, тяжелый и ответственный выбор.
    — Ярослав Хорошков

    Это интересно
    Арсению Гольцову — главному герою романа, инженеру, экзору, потомственному воину — Василий Головачев подарил не только созвучное со своим имя, но и многое из своей собственной биографии: воспоминания о годах детства и юности, начале взрослой жизни. Возможно, именно автобиографичность романа, а не боевые сцены и мистика делают книгу по-настоящему увлекательной. Сразу становится понятно, что даже Воин-Света-В-Сияющих-Доспехах — тоже человек. А человеку сопереживать все же привычнее, чем неуязвимому супергерою. И по-настоящему интересно было бы узнать, насколько писатель отождествляет себя со своим персонажем, с его мыслями, поступками. Что, если некоторые из описываемых в романе событий происходили в действительности? Надеюсь, что нет. Потому что страшновато.

    Сюжет — 7
    Мир — 8
    Персонажи — 8
    Стиль — 8
    Качество издания — 7
    Оценка “МФ” — 8

    Между стигмой и харизмой
   
Сергей Чекмаев. Анафема.
    Роман — М.: АСТ, 2004 — серия “Звездный лабиринт” — 336 стр. — 8000 экз.
34 Kb
    Поистине неоценим вклад мастера пасторально-городского фэнтези Айвона Богослова в искусство апокалиптической направленности! Изо всех эпизодов “Библии” его “Откровение” занимает почетное третье место по количеству преемников и литературных интерпретаций, уступая только “Исходу” для космической оперы и Ноевому ковчегу для романа-катастрофы. Люди набожные крестятся при виде трех шестерок, а голливудские продюсеры изощряются в придумывании очередных ребусов: переворачивают “число зверя”, приписывают перед ним единичку или умножают на три, намекая на Судный год, обычно недалеко отстоящий от даты кинопремьеры. Больше прочих, пожалуй, преуспел метод начертания арабской триграммы на затылке милого дитя, принесший автору “Омена” миллионные тиражи книг и (пока) четыре кинофильма. После такой огласки Антихрист не скоро посмеет объявиться в среде бдящих горожан — его в три счета вычислят и примут антиантихристские меры.
    В своем втором романе “Анафема” Сергей Чекмаев пошел по другому пути, поселив напророченного злодея в глухое село. Книжка, впрочем, от этого “сельским фэнтези” не стала, сохранив мрачную городскую атрибутику и живость сюжета. Ее бы смело можно ставить в ряд книг, мимикрирующих под “Ночной дозор”, если бы не пара-тройка видовых отличий, выдающих в ней зверя совсем иного вида.
    “Анафема” — это православное городское фэнтези. Уже не готический роман из-за игрового сюжета и не фэнтези из-за претензий на реализм. И, в отличие от западных вариаций “Откровения”, здесь нет святых отцов в черных костюмах с белыми подборками на воротниках. Как и нет ничего католического. Со всем не угодным Господу борются батюшки в рясах с “Макаровым” наперевес и “Отче наш” на языке. Думаете, гэг? Ан нет!
    Православные реалии проработаны очень детально, с энциклопедичной точностью — тут автор нашел разумное применение лирическим экскурсам, которые в его предыдущем романе, “Везухе”, были не очень-то к месту. Опричники, покаяние, митрополиты — автору удается поместить читателя в фантастический мир, который мы доселе не замечали. Здесь РПЦ ведет духовную войну с харизматическими сектами, которые умело укоренились на постсоветском идеологическом пустыре и жаднее вампиров пьют кровушку российских граждан. В попытке им воспрепятствовать церковь и МВД организовывают спецбригаду “Анафема”, на службе в которой состоят три главных положительных героя книги — бывший следователь Чернышов, вольноотпущенник Даниил, и ветеран чеченской войны, старлей по прозвищу Савва. Им-то и предстоит верой и силой противостоять богопротивным слугам Базиля Тристахина, который и есть тот самый...
    “— Это же анаграмма! Переставьте буквы!
    На фоне — нестройный грегорианский хор под руководством Джерри Голдсмита. Медленно опускается занавес. Конец первой книги.
    — Дмитрий Тарабанов

    Сюжет — 7
    Мир — 7
    Персонажи — 8
    Стиль — 8
    Качество издания — 7
    Оценка “МФ”: 7

    Производственный роман
   
Александр Бушков. Нелетная погода
    Роман, повести — М.: “Олма-Пресс”, 2005 — серия “Специальный русский проект” — 448 стр. — 70000 экз.
21 Kb
    Доводилось ли вам читать советский производственный роман? Кондовый такой, с прогрессивным старшим технологом и инспектором-консерватором? Если нет — не отчаивайтесь: книга Александра Бушкова “Нелетная погода” восполнит этот досадный пробел.
    Вводная такова: в начале 22 века человечество, уже замахнувшееся на роль галактической расы, вдруг ткнулось носом в стену. Гиперпространственные корабли, которыми земляне так гордились, оказались не способны уйти от планеты-метрополии далее чем на десять световых лет. То ли свойства пространства на границе Ойкумены поменялись, то ли кто-то нарочно поставил барьер на пути экспансии — но большинство звезд оказалось для человечества по-прежнему недоступно. К началу действия романа сей прискорбный факт осознают немногие, но если попытка пробить стену не увенчается успехом и главный космический проект “Икар” будет закрыт, это станет признанием поражения. Несостоявшаяся “галактическая раса” стоит на пороге грандиозного разочарования. Именно поэтому сотрудники Проекта, в том числе главный герой пилот-испытатель Панарин, активно возражают против урезания “Икару” энергообеспечения. Ничего подобного, отвечают противники Проекта, земляне никогда и не делали ставку на космическую экспансию. Ойкумена может столетиями кормить человечество, а на Земле полно проблем, для разрешения которых не хватает ресурсов. Да и вообще, тратить до 20 процентов энергии Солнечной системы на исследования, которые грозят закончиться полным пшиком — абсурд. Может, вместо того, чтобы с достойным лучшего применения упорством биться головой о стену, стоит попробовать иную тактику?..
    По сути, автор поднимает старый, как мир, вопрос: стоит ли государству поддерживать академическую науку — исследования, которые не дадут немедленной отдачи, но без которых невозможно представить будущий прорыв. Эта нудноватая дискуссия (суть которой сводится к чисто административному вопросу: урезать фонды или не урезать?) разворачивается на фоне таинственной истории, в которую замешан один из ярых сторонников Проекта, известный журналист Станислав Снерг. Ведущий популярной передачи “Т — значит тайна”, он вызывает пристальный интерес у неких загадочных сил — то ли пришельцев из туманности Андромеды, то ли переродившихся земных колонистов, то ли посланцев самого Сатаны... Что только радует неунывающую “акулу пера”. Надо заметить, положительные герои Бушкова часто напоминают адептов “тайных знаний”, описанных Умберто Эко в “Маятнике Фуко”. Тех самых, которые с одинаковой легкостью находят зашифрованные послания инопланетян, измеряя египетскую пирамиду или газетный киоск. В целом роман, однако, выглядит достаточно невинно, можно только удивляться, почему он не был издан в 1983 году — тогда же, когда был написан. С точки зрения советской цензуры совершенно “непроходной” выглядит лишь одна сюжетная линия, связанная с православной церковью, которая ведет собственные космические исследования. Другая причина, по которой эту вещь могли завернуть — ее глубокая вторичность. В послесловии к “Нелетной погоде” Александр Бушков и сам признается, что это произведение написано под сильным влиянием “полуденного цикла” братьев Стругацких. Но невелика беда: кто только из авторов “четвертой волны” не подражал АБС? Книга получилась вполне добротной, с легким привкусом ностальгии... Хотя сомневаюсь, что сегодня ее выпустили бы семидесятитысячным тиражом, если б на обложке не стояло имя автора сверхпопулярных “Пираньи” и “Сварога”.
    — Василий Владимирский

    Это интересно
    Несмотря на миллионные тиражи, фэндом не слишком жалует Александра Бушкова. На счету красноярского писателя всего две литературных премии. Первую из них — “Великое кольцо” — он получил в 1981 году за дебютную повесть “Варяги без приглашений”. Вторую же — премию имени Валентина Пикуля от Международной ассоциации писателей-баталистов и маринистов — ему вручили лишь в 2003 году.

    Сюжет — 6
    Мир — 8
    Персонажи — 6
    Стиль — 6
    Качество издания — 4
    Оценка “МФ” — 7

    Львы в космосе
   
Кэролайн Дж. Черри. Гордость Шанур. Выбор Шанур
    Романы — СПб.: “Азбука-классика”, 2004 — серия “Современная фантастика” — 512 стр. — 5000 экз.
   
Кэролайн Дж. Черри. Испытание Шанур. Видимый свет
    Сборник — СПб.: “Азбука-классика”, 2004 — серия “Современная фантастика” — 640 стр. — 5000 экз.
33 Kb
    В литературе действует неписаное правило: к творчеству писательниц относятся более взыскательно, чем к книгам их коллег-мужчин. Почему? Сложно сказать. Может, в нынешние времена, чтобы пробиться к читателю, одного таланта мало? Нужно быть сильной, харизматической личностью, уметь бороться за место под солнцем...
    Кэролайн Черри — как раз из тех немногих писательниц, которые сумели добиться успеха благодаря сильному характеру. Нашему читателю Черри известна, в первую очередь, по книгам “Эльфийский камень сна”, “Хроники Моргейн” и “Русалка”. А теперь пришла очередь и одной из НФ-серий писательницы — космической оперы о вселенной Содружества. Впрочем, это не просто авантюрная фантастика: как и в остальных книгах, Черри делает здесь упор на психологию. Львиноголовые хейни вышли у писательницы достаточно человекоподобными — и это понятно: о чем бы фантасты ни писали, в первую очередь они пишут о людях, пусть и “замаскированных” под инопланетян. Зато другие разумные виды Содружества выписаны с большой изобретательностью. Например, центральное понятие для разбойников-кифов — сфик, который можно приблизительно определить как честь, гордость или авторитет. Трехполые гермафродиты стишо проходят в своем развитии несколько стадий, на каждой из которых считаются отдельной личностью. Метанодышащие змееобразные тка обладают матричным мышлением и изъясняются своеобразными таблицами. А их близкие соседи кненны — черные гнезда спутанных волос с паучьими лапами — и вовсе непостижимы для гуманоидных рас. А вот о людях разговор особый.
30 Kb
    Именно появление представителей homo sapiens в пределах Содружества нарушает хрупкое равновесие. Одни видят в людях опасность, друге — средство к обогащению, третьи — политический козырь... Капитан торгового корабля хейни Пианфар Шанур нечаянно оказывается втянутой в конфликт: человек по имени Тулли пробрался на ее корабль и попросил о помощи — а она не смогла отказать. Относительно недавно вышедшие в космос, хейни (и Пианфар в том числе) для многих более древних видов — только пешки в игре за власть. Прежние договоренности теряют силу, видовое родство теперь значит меньше, чем личные интересы, и в итоге возникают неожиданные альянсы между вчерашними врагами...
    Черри умело закручивает интригу. Если первый роман может читаться как самостоятельное произведение, то уже второй и третий всякий раз заканчиваются на самом интересном месте. “Испытание Шанур” — пожалуй, самый интересный том из переведенных. Помимо трех вышедших у нас романов, в пенталогию входят также “Возвращение” (1986) и “Наследство Шанур” (1992).
    Черри нельзя назвать виртуозным стилистом, но ее авторская манера узнаваема, а умение писать интересно не подлежит сомнению. Будем надеяться, что издатели не задержатся с выходом ее следующих книг.
    — Владимир Пузий

    "Видимый свет"
    Во второй “азбучный” том, помимо романа о Шанур, вошел еще и авторский сборник “Видимый свет”. Он состоит из рассказов и повестей, трех научно-фантастических и трех фэнтезийных. Жесткая “Кассандра”, по-кафкиански безнадежные “Компаньоны”, “Нити времени”, в которых читатель попадет во вселенную “Хроник Моргейн”, — и в то же время поэтическая притча “Последняя башня”, авантюрный, в духе Говарда, “Вор в Корианте” и, наконец, “Братья”, написанные на основе кельтской мифологии.

    Это интересно
    Название первого романа пенталогии (“The Pride of Chanur”) перевели как “Гордость Шанур”. О том, что “сh” обычно звучит по-русски как “ч”, промолчим. Но вот слово “рride”, помимо значения “гордость”, имеет еще одно — прайд, то есть семья львов. Эта игра слов довольно важна для Черри: команда звездного корабля, давшего название первому роману, действительно является дружной семьей. И постепенно она разрастается самым неожиданным образом, так что к концу третьего тома среди членов экипажа есть и человек, и самец хейни (небывалый для сородичей Пианфар случай!), и даже извечный враг хейни — киф...

    Сюжет — 7
    Мир — 8
    Персонажи — 8
    Стиль — 7
    Качество издания — 6
    Перевод — 7
    Оценка “МФ” — 7

   
Антиутопия для тинэйджеров
   
Йон Колфер. Космо Хилл. Супернатуралист
    Роман — пер. с англ. Н. Берденникова — М.: “Эксмо”, СПб.: “Домино”, 2005 — 384 стр. — 50100 экз.
29 Kb
    Перед нами свежий роман ирландца Йона Колфера, автора довольно популярных у нас историй о маленьком хитроумном гангстере Артемисе Фауле. Правда, к Фаулу новая работа писателя отношения не имеет.
    Итак, недалекое будущее. Мегаполис Маичи-Сити: площадь 300 квадратных миль, население 25 миллионов. Маяк в руке гигантской Статуи Стремления, шикарные кварталы для богачей и полные уличных банд трущобы. Город управляется спутником “Маичи-9” и полностью принадлежит одноименной мегакорпорации с японскими корнями. “Все, что угодно для тела, и ровным счетом ничего для души”. Короче говоря, антиутопичный Нью-Йорк эпохи победившего глобализма.
    Найденный на площади имени космонавта Хилла младенец назван Космо Хиллом и отправлен в Институт для мальчиков с неустановленными родителями. О парне там заботятся: испытывают на нем новые лекарства, биооружие, пищевые добавки и прочие интересные для здоровья препараты. Из-за такой “трогательной” опеки воспитанники Института долго не живут. Космо мечтает смыться из этого ада, и однажды ему это удается. Правда, жестокая скотина надзиратель Редвуд тяжело ранит беглеца. И вот тут Космо становится свидетелем странной картины. К нему слетаются сотни прозрачных существ, которые как бы вытягивают из раненного мальчика жизненную силу — каплю за каплей. Однако в последний момент (внимание!) его спасает довольно странная компания.
    Так Космо Хилл оказывается среди Супернатуралистов — подпольной группы, члены которой обладают даром видеть “энергетических вампиров” и пытаются с ними бороться. Главарь — бывший полицейский курсант Стефан Башкир, русский по происхождению. Технический эксперт и медик — Люсьен Бонн, он же Повторюшка, плод генетического эксперимента (выглядит, как шестилетка, хотя ему уже стукнуло 28). Боевик — шестнадцатилетняя Мона Васкез, бывший член уличной банды Милашек (сирота, родители погибли во время голодного бунта).
    Космо становится четвертым членом Супернатуралистов, и впереди его ожидают опасные приключения. Стычка с бригадой адвокатов быстрого реагирования (“У тебя есть право получить серьезные неприятности!”). Знакомство с космическим пиратом Линкольном, который прогоняет хакерские программы через спутник и ведет незаконное телевещание. И, наконец, проникновение в неприступную башню “Маичи”, где все тайное становится явным.
    Роман увлекателен и лихо читается, но у него есть ряд серьезных недостатков. Хотя мир выписан довольно зримо, не оставляет постоянное чувство “дежа вю”. Такое впечатление, что автор взял за основу штампы кинематографических антиутопий: “Безумный Макс”, “Джонни Мнемоник”, “Робокоп”... В результате элемент неожиданности отсутствует напрочь — главным гадом, естественно, окажется представитель корпорации “Маичи”. Раздражают чисто киношные “рояли в кустах”, когда в-самый-последний-момент на выручку героям приходит очередная счастливая случайность. Ну и, конечно, схематично-безликие образы персонажей. Не зря Космо Хилл в начале истории видит себя как бы героем комикса в духе “Бэтмена”. Роман Колфера и есть комикс, красиво и модно упакованная пустышка. Почитать можно, но особо не обольщайтесь. С другой стороны, Колфер умеет поддержать напряжение и темп, а это уже немало. Ведь качественно развлекать не каждому дано...
    — Борис Невский

    Сюжет — 7
    Мир — 8
    Персонажи — 5
    Стиль — 7
    Качество издания — 7
    Перевод — 8
    Оценка “МФ” — 7

    Долог путь к вершинам славы
   
Терри Биссон. Старьевщик
    Роман — пер. с англ. М. Пановой — М.: АСТ, “Транзиткнига”, 2005 — серия “Альтернатива. Фантастика” — 288 стр. — 5000 экз.
19 Kb
    До сих пор американец Терри Биссон был знаком российским читателям преимущественно по рассказам — в том числе по знаменитой новелле “Медведи познают огонь”, которая в 1991 году принесла автору мемориальную премию имени Теодора Старджона, а также “Хьюго” и “Небьюлу”. Кроме того, в 2001 году в России вышел роман “Святой Лейбовиц и Дикая Лошадь”, дописанный Биссоном после самоубийства основного автора, Уолтера Миллера-младшего. Вот, в общем-то, и все. Между тем, американские критики считают писателя одним из самых любопытных фантастов конца восьмидесятых-начала девяностых. Книги Терри Биссона трудно отнести к “литературе для высоколобых”, чаще его спокойную, неторопливую прозу сравнивают с произведениями Клиффорда Саймака. Но что бы он ни писал — городское фэнтези (“Talking Man”, 1986), альтернативную историю (“Fire on the Mountain”, 1988) или роман о полете на Марс (“Voyage to the Red Planet”, 1990) — любой теме автор придает новое, оригинальное звучание. Да и само разнообразие жанров, в которых Биссону довелось попробовать свои силы, впечатляет. И тем обиднее, что первая появившаяся у нас сольная книга этого любопытного писателя — явная литературная неудача.
    Концепция, вокруг которой вертится действие “Старьевщика”, проста, как мычание. Каждый молодой писатель (художник, композитор, режиссер) прекрасно знает, что мешает ему пробиться к вершинам славы. Разумеется, это засилье старых маразматиков, именуемых классиками. В нашем мире нет ничего нового: каждая строчка уже была многократно написана, каждая мелодия — спета. Для того, чтобы свободно творить, необходимо расчистить многовековые напластования. Рембрандт, Глинка, Стейнбек, Феллини — их произведения должны быть стерты из памяти, как захламляющие сознание молодого поколения. Этот принцип вошел в плоть и кровь “прекрасного нового мира”, в котором живет герой Терри Биссона. Бюро искусства и информации, в котором он работает, именно этим и занимается — избавляет мир от избытка искусства. Никакой агрессии, что вы: герой просто ходит по домам и собирает старые книги и пластинки, от которых за скромную плату готовы избавиться сами хозяева. Полицейские пренебрежительно называют представителей Бюро “старьевщиками” — те, впрочем, не особо обижаются. Мир Биссона гуманен к преступникам, скрывающим культурные ценности. Никаких костров на площадях и показательных казней, это вам не “451 градус по Фаренгейту”. Максимум — тюремное заключение, а то и вовсе денежный штраф. Однако и в этом мире существуют свои “непримиримые”, готовые раз за разом нарушать закон. Причем непримиримые с обеих сторон: те, кто уверен в необходимости радикального уничтожения всех произведений искусства, и те, кто пытается сохранить наследие прошлого. Под давлением обстоятельств главный герой вынужден сделать выбор между двумя этими лагерями.
    К сожалению, фантасты так часто использовали идею, вокруг которой Биссон выстроил свою книгу, что даже неожиданные повороты сюжета (например, наркотик “Полужизнь”, отсылающий прямиком к “Убику” Филипа Дика) не спасают ситуацию. “Старьевщик” катастрофически неоригинален. Стилистический блеск мог бы спасти ситуацию, но увы: Биссон пишет простым и ясным языком, а в данном случае это достоинство превращается в свою противоположность. После такого дебюта непросто будет убедить публику, что “Старьевщика” написал автор, другие книги которого должны стоять на полке каждого уважающего себя любителя фантастики.
    — Василий Владимирский

    Сюжет — 3
    Мир — 3
    Персонажи — 7
    Стиль — 5
    Качество издания — 7
    Перевод — 6
    Оценка “МФ” — 6

   
Путем маэстро
   
Дорога короля
    Антология — пер. с англ. И. Тогоевой, А. Жикаренцева, Ю. Соколова — М.: “Эксмо”, СПб.: “Домино”, 2004 — серия “Меч и магия” — 704 стр. — 8000 экз.
29 Kb
    Фантастические антологии востребованы и пользуются повышенным спросом. Но не у нас. Наша публика предпочитает, как правило, крупную форму — многотомные эпопеи, в лучшем случае, романы. В виде исключения допускаются сборники произведений одного автора. Издатели активно потворствовали такой тяге, поэтому антологии на российских прилавках появлялись от случая к случаю. Ныне положение постепенно меняется. Появляются сборники отечественных писателей, начинают выходить и зарубежные образчики. Конечно, до массового выпуска так популярных на Западе тематических антологий дело пока не дошло, но прогресс налицо.
    “Дорога короля” — пример качественной межавторской антологии. Сборник выпущен британским издательством Pan Books в 1992 году и приурочен ко столетнему юбилею Джона Рональда Руэла Толкина — бога-отца современного фэнтези. В какой-то мере книгу можно считать отражением того пути, который прошел этот род литературы от выхода “Властелина колец” до начала девяностых. Составительница сборника Джейн Йолен предложила принять в нем участие признанным лидерам жанра, тем, кого без оговорок можно назвать демиургами сказочных миров, — и они с удовольствием откликнулись на зов. Во-первых, участие в таком проекте почетно, ибо свидетельствует о признании заслуг. А во-вторых, все эти маститые авторы считают Толкина своим Учителем, который увлек их в бесконечное путешествие по дорогам волшебной страны. И отдать ему дань уважения — священный долг.
    Разумеется, вы не найдете под переплетом книги двух одинаковых или хотя бы похожих рассказов. Все девятнадцать произведений написаны разными авторами, их действие происходит в различных мирах. Но, несомненно, что-то общее между ними есть — и это не только фэнтезийный жанр. Еще, как минимум, три качества присущи каждому рассказу сборника.
  • Новизна — разумеется, для 1992 года. Участники антологии писали рассказы специально для нее, а не подсовывали составителю завалявшееся старье. Хотя некоторые перенесли действие своих произведений в привычные им магические миры (Терри Пратчетт, Гарри Тертлдав, Андрэ Нортон, Чарлз Де Линт, Грегори Бенфорд).
  • Высочайшее литературное качество. Для такого престижного проекта негоже отделываться второразрядной чепухой. И авторы постарались на славу. Чуть выделяются трогательная “Вера” супругов Пола и Карин Андерсон, грустно-ироничный “Мост троллей” Пратчетта, юмористический “Дом гоблинов” Денниса Маккирнана, романтическое “Серебро или золото?” Эммы Булл, философское “Долгое бодрствование в храме” Роберта Сильверберга... Впрочем, вру! Слабых произведений в антологии просто нет.
  • Жанровое разнообразие. “Дорога короля” — коллекция лучших образцов современного фэнтези. Ни одного примитивного “и-вот-я-пошел-и-надавал-им-всем-по-мордам!”. Рассказы сборника — отменный ответ тем, кто считает фэнтези второразрядным чтивом для подростков. Ибо главное не форма, но содержание. А с содержанием антологии — полный порядок! Хотя некоторые произведения отнести к фэнтези можно весьма условно. Так, “Время украшать колодцы” Джона Браннера несет в себе лишь слабые элементы “магического реализма”, а “Долгое бодрствование в храме” Роберта Сильверберга вполне укладывается в каноны НФ.
    Подводя итоги, скажу так. Антология “Дорога короля” должна быть прочитана каждым уважающим себя поклонником хорошей фэнтези и любовно поставлена на полку. Причем на видное место, дабы при случае книгу можно было бы легко найти и перечитать. Просто потому, что рассказы антологии — эталон качества любимого жанра.
    — Борис Невский

    Это интересно
    Известные писатели часто становятся редакторами-составителями антологий, особенно тематических. Иногда составитель выступает в роли мастера РПГ: придумывает целую вселенную и правила литературной игры (“Воровской мир” Р. Асприна, “Дикие карты” Дж. Мартина). А затем привлекает в придуманный мир других авторов. Такие антологии выходят выпусками, на протяжении многих лет. Но чаще тематические антологии носят одноразовый характер. Так, на счету составителя “Дороги короля” Джейн Йолен более 20 различных антологий. Среди них “Zoo 2000” (о фантастических зверях), “Camelot” (артуриана), “Sherwood” (о Робин Гуде) и другие.
    У нас тематические антологии пока распространены мало. Стоит отметить вышедший в прошлом году сборник “Правила крови”, основанный на мире Тайного города Вадима Панова (подробнее о мире — в этом номере “МФ”).

   
Легенды нового мира
   
Новые легенды
    Рассказы — СПб.: “Азбука-классика”, 2004 — серия “Магический портал” — 544 стр.
34 Kb
    Название сборника обязывает ко многому: это должна быть не просто подборка рассказов, а действительно новые легенды, воплотившие в себя мораль, этику и эстетику нового мира. И хотя авторам не удалось создать единую картину мира (да это и невозможно!), они, во всяком случае, попытались воспроизвести настроение, атмосферу, дух нового времени.
    Антология составлена так, чтобы любой читатель нашел в ней “блюдо” по вкусу. Первый раздел, “Книжные мистики”, вполне оправдывает название: его авторы явно черпали вдохновение в книгах и плетут свои сюжеты вокруг литературных параллелей, аллюзий и перифразов. Вплоть до смелых попыток переписать всю историю русской литературы, как это сделал Алан Кубатиев (“В поисках господина П.”). Игорь Алимов (“О чем умолчал Пу Сун-Лин: you know my name”) свел в одном рассказе современность и любимые им древнекитайские сказания: герою на собственном опыте придется убедиться в реальности полузабытых преданий и, как многие его литературные предшественники, проверить, можно ли что-то изменить в собственной жизни, переписав страницу истории. В данном случае — истории литературы.
    Мария Семенова (“Там, где лес не растет”), как всегда, радует богатым, образным языком, дотошным соблюдением подробностей, симпатичными героями, интересным сюжетом. А Хольм ван Зайчик в рассказе “Агарь, Агарь!...” пытается переосмыслить историю государства Израиль и проблему еврейства в целом. Можно было бы еще многое сказать об этих текстах, если бы не одно “но”. Все это лишь главы романов. Они без промаха бьют в цель, заставляют прочесть романы целиком. Такой ход, конечно, оправдан с коммерческой точки зрения, но не слишком честен по отношению к читателю. Ведь за один и тот же текст он, по сути, заплатит дважды.
    Произведения, включенные в раздел “Мистики обыденности”, — это и есть в полном смысле слова новые легенды. Действие рассказов происходит в современном нам, абсолютно реальном мире. В основе этих историй — многократно разыгранная, но все еще не устаревшая завязка: как реагирует человек (причем, желательно, убежденный циник, скептик и материалист) на явления чудесные, не укладывающиеся в рамки его картины мира. Сколько раз мы уже читали подобные произведения и не переставали удивляться, как несуразно реагируют герои на фантастические явления. Наверное, самый сильный рассказ раздела и “жемчужина” сборника — “Левый глаз” Андрея Плеханова. Обаятельный главный герой становится проводником, через которого таинственный мир мифов Древней Греции приходит в современность, порождая уже новые легенды. И пусть читатель до последнего гадает, что стало причиной невероятных событий — (пере)рождение бога Диониса или ежевечерняя бутылочка коньяка, употребляемая героем.
    А вот “Реальные мистики” делают все, чтобы хорошенько напугать читателя. Но пользуются при этом не живописаниями кровавых расправ, а грамотным нагнетанием мистического ужаса. Особенно постарались Леонид Каганов (“Заклятие духов тела”) и Кирилл Бенедиктов (“Красный город”). Тот, кто смотрел фильм “Звонок”, наверняка быстро разгадает секрет этих “страшилок”, что никоим образом не умаляет их ценности. Не зря Каганова в аннотации назвали “лучшим рассказчиком нового поколения”: в “Заклятии...” совмещены и мистика, и научная фантастика, и детектив. Нервных просят не смотреть: сила печатного слова может оказаться серьезней, чем мы могли подумать.
    Кстати, бросается в глаза то, что ни один из рассказов не радует нас хэппи-эндом. Впрочем, грех жаловаться: каков мир, таковы и легенды этого мира...
    — Александра Альтман

    Держать планку!
   
Фэнтези-2005
    Повести, рассказы — М.: “Эксмо”, 2004 — серия “Миры fantasy” — 576 стр. —15000 экз.
   
Русская фантастика-2005
    Повести, рассказы. -- М.: “Эксмо”, 2005 — серия “Русская фантастика” — 544 стр. — 15000 экз.
33 Kb
    Не секрет, что отечественные писатели-фантасты, особенно представители старшего поколения, в большинстве своем недолюбливают жанр фэнтези. Не лежит у них душа к подобной литературе. Иное дело — научная фантастика... И, листая эти два сборника, выпущенные с разрывом в месяц, наших писателей можно понять.
    У автора, пишущего роман-фэнтези, достаточно много “степеней свободы”. Можно создать психологическую драму, можно — эпос, можно — ироническое фэнтези или нечто романтически возвышенное... Рассказчику сложнее. Беллетрист, взявшийся за фэнтезийное “произведение малой формы”, сам себя загоняет в ловушку. В таком тексте возможно лишь два пути развития сюжета. Подавляющее большинство повестей и рассказов, вошедших в антологию “Фэнтези-2005” — притчи на традиционном материале и с незамысловатой моралью в конце. На входе маги и рыцари, драконы и грифоны — на выходе “любовь сильнее смерти” или “зло порождает зло в наш век ужасный...”. Дело тут не в отсутствии писательского мастерства, авторы в книге собрались как раз вполне достойные: Людмила и Александр Белаш, Александр Зорич, Кирилл Бенедиктов, Генри Лайон Олди, Андрей Валентинов, Марина и Сергей Дяченко, Дмитрий Володихин... Но таково уж свойство жанра, в котором они работают: из-под власти некоторых законов вырваться непросто. Впрочем,
24 Kb
способ есть. Можно поставить на уши весь жанр фэнтези, беспощадно попирая штампы и иронизируя над “общими местами”. Именно так поступает Василий Мидянин в рассказе “Черный рыцарь-паук Леопольд XVII”, оставив мокрое место от героико-романтического флера, который обычно окружает фэнтези. “Пищевая цепочка” вместо затасканного еще писателями-романтиками понятия “рыцарская честь” — это смело, знаете ли. В итоге насквозь чернушный рассказ оказался самым ярким пятном во всем сборнике.
    Совершенно другая ситуация с “Русской фантастикой-2005”. Спектр произведений, попадающих под определение “научная фантастика”, гораздо шире: от антиутопии Алана Кубатиева “Аренда” и социальной фантастики Кирилла Бенедиктова “Ультралайт” — до крутого боевика Антона Орлова “Только для просмотра”. “Фантастика вообще” ставит перед автором куда меньше ограничений, не загоняет его в узкие рамки. Собственно, “фантастическим” можно назвать любое художественное произведение: ведь того, о чем пишет автор, на самом деле не происходило... В итоге на страницах антологии “Русская фантастика” сходятся такие разные авторы, как Андрей Белянин и Вадим Панов, Василий Головачев и Олег Дивов, Василий Мидянин и Игорь Алимов. Представители самых разных направлений и движений, придерживающиеся порой диаметрально противоположных взглядов на литературу. Что немаловажно, более двух третей произведений публикуется впервые. Составители сборника сумели собрать чрезвычайно мощную команду. Начав 2005 год с антологии подобного уровня, издательство “Эксмо” высоко подняло планку — по крайней мере, в том, что касается отечественной фантастики. Посмотрим, удастся ли составителям серии “Русская фантастика” удержаться на этом уровне и дальше.
    — Василий Владимирский

    Почему Коровьев ходил в клетчатом пиджаке?
   
Александр Зеркалов
    Этика Михаила Булгакова — М.: ”Текст”, 2004 — серия “Коллекция/ТЕКСТ” — 240 стр. — 3500 экз.
21 Kb
    Во всей школьной программе, наверное, нет другой книги, которую читали бы с таким упоением все ученики, даже самые нерадивые! И ее же с не меньшим удовольствием читают люди взрослые. Потому что каждый находит в “Мастере и Маргарите” свое: захватывающий сюжет, стиль, харизматичных персонажей, роман-притчу...
    А Александр Зеркалов увидел в этом романе цепь загадок и логических привязок к другим книгам, эпохам, персонажам. Впрочем, все по порядку. Зеркалов более известен любителям фантастики как Александр Исаакович Мирер (1927—2001), автор книг “Дом скитальцев”, “У меня девять жизней”, “Субмарина “Голубой кит””, “Мост Верразано”. А под псевдонимом Зеркалов он написал литературоведческие работы “Евангелие Михаила Булгакова” и “Этика Михаила Булгакова”. Обе — по сути два тома единой книги о знаменитом романе, ставшие известными задолго до публикации.
    Обычно подобные труды отпугивают неискушенного читателя заумными фразами, “давят интеллектом” и, в лучшем случае, годятся как сильнодействующее снотворное. Но не таковы книги Зеркалова. Они скорее похожи на детективы, где нет преступника и жертвы, есть лишь череда тайн, которые автор нам предлагает разгадать вместе с ним. Если в “Евангелии...” речь шла преимущественно о ершалаимских главах, то теперь внимание Зеркалова привлекли те, действие которых происходит в Москве. Зеркалов анализирует и сравнивает не только такие очевидные “первоисточники” “Мастера”, как Библия и “Фауст”. Он находит множество прямых текстовых и смысловых цитат из Гоголя, Достоевского, Грина, Лермонтова, Эдгара По... Одни из этих параллелей более очевидны, другие вызывают искреннее удивление и восторг: как удалось Зеркалову обнаружить, вычитать эти детали — и ведь его сопоставления не кажутся надуманными или искусственными!
    При этом, что немаловажно, автор пишет увлекательно, просто. И если вы не читали “Мастера и Маргариту” или читали давно и успели кое-что призабыть — ничего страшного. Важные для понимания моменты Зеркалов пересказывает, необходимые места цитирует.
    Почему Воланд “смотрит глазами, выдуманными А. Грином; болеет по Достоевскому; одевается по Орлову; носит шпагу, как Мефистофель”? Почему на Коровьеве именно клетчатый пиджак? Почему свита Воланда хулиганит? За что наказаны на первый взгляд безобидные финдиректор Варьете Римский и бухгалтер Ласточкин? Что символизируют в романе нож и молния?.. Зеркалов умеет ставить “вкусные” вопросы — и находит на них интересные ответы. Можно с ними соглашаться или спорить, но, в любом случае, “Этику...” стоит прочесть, чтобы знать: возможен и такой взгляд на “вечный роман”.
    — Владимир Пузий

    Как мы оцениваем книги
    Мы оцениваем каждую книгу по десятибалльной шкале.
    Сюжет — то, насколько захватывает повествование, насколько непредсказуем сюжет.
    Мир — то, насколько глубоко проработан авторский мир, насколько он интересен и оригинален.
    Персонажи — то, насколько удались образы героев книги, насколько они продуманы, насколько логично их поведение.
    Стиль — авторский язык и манера изложения; все те элементы авторского мастерства, которые не описывают три предыдущих критерия.
    Качество издания — то, насколько книгу приятно держать в руках и листать. На это влияют и внешний вид, и иллюстрации, и полиграфия.
    Для переводных изданий мы также оцениваем качество перевода.
    Оценка “МФ” — общее впечатление наших рецензентов о книге. Она складывается с учетом всех остальных оценок, но не обязательно является их средним арифметическим.
    Сборники и нехудожественные произведения могут оставляться без оценки.
Комментарии к статье
Для написания комментария к статье необходимо зарегистрироваться и авторизоваться на форуме, после чего - перейти на сайт
РАССЫЛКА
Новости МФ
Подписаться
Статьи МФ
Подписаться
Новый номер
В ПРОДАЖЕ С
24 ноября 2015
ноябрь октябрь
МФ Опрос
[последний опрос] Что вы делаете на этом старом сайте?
наши издания

Mobi.ru - экспертный сайт о цифровой технике
www.Mobi.ru

Сайт журнала «Мир фантастики» — крупнейшего периодического издания в России, посвященного фэнтези и фантастике во всех проявлениях.

© 1997-2013 ООО «Игромедиа».
Воспроизведение материалов с данного сайта возможно с разрешения редакции Сайт оптимизирован под разрешение 1024х768.
Поиск Войти Зарегистрироваться