Google+
МИРЫ. «ТЕРМИНАТОР» БЕСТИАРИЙ. ДРЕВНЕГРЕЧЕСКИЕ ЧУДОВИЩА iRON mAN fILM Вселенная «Magic: The Gathering»
Версия для печатиРассказы: Попов, Михаил. «Птичка в клетке»
Кратко о статье: МИХАИЛ ПОПОВ     Физис Страйтон стоял на самом краю крыши небоскреба, задумчиво разглядывая тонкие струйки ароматного табачного дыма, которые быстро таяли над черной пятисотметровой пропастью. Здесь, вдали от неоновых улиц Нью-Мехико, воздух был непривычно легок и холоден. Говорят, что беднота с подземных городских уровней часто приходит сюда по ночам. У этих людей есть радиоактивная пыль в легких, но нет денег на врача. Единственное, что они могут сделать - подышать чистым ночным ветром.

ПТИЧКА В КЛЕТКЕ

Физис Страйтон стоял на самом краю крыши небоскреба, задумчиво разглядывая тонкие струйки ароматного табачного дыма, которые быстро таяли над черной пятисотметровой пропастью. Здесь, вдали от неоновых улиц Нью-Мехико, воздух был непривычно легок и холоден. Говорят, что беднота с подземных городских уровней часто приходит сюда по ночам. У этих людей есть радиоактивная пыль в легких, но нет денег на врача. Единственное, что они могут сделать — подышать чистым ночным ветром.

Физис не был беден. Молодой адвокат вполне мог позволить себе воздушные фильтры в квартире — те, которые раньше ставились в бомбоубежищах. Но все же он был здесь, на крыше.

30 Kb

Мысли текли вяло и густо — как сироп из трансгенной клубники. Клубники величиной с кулак. Приторно-сладкой и устойчивой к холоду. Клубники, которую так любила Лида.

Физис думал о городе.

О времени.

О своей умершей жене.

Огромный сияющий мегаполис, проткнувший небо тысячами высотных зданий, врезавшийся в землю бесконечными лабиринтами коммуникаций, город, запутавшийся в светящейся паутине сверхскоростных тубусов, ты — блеск и нищета, прогресс и убожество, ответь — что со мной происходит? Как я попал сюда? Почему я ничего не помню?

Где-то совсем рядом надрывались полицейские сирены, заполняя блеклое ночное небо грубым диссонансом низкочастотных звуковых волн. Очередное новшество государственных психологов из службы Исправления и Коррекции. По их замыслу, эти звуки должны были вселять в преступника безотчетный страх и искреннее желание сотрудничать с властями. Но пока что у большинства людей они вызывают лишь легкую головную боль. Говорят, что эти новые полицейские сирены также выводят из строя некоторые модели дешевых кибернетических имплантантов, которыми часто пользуются наемные убийцы и контрабандисты. И не только они. Неделю назад колонна полицейских машин, преследовавших какого-то лихача на реактивном аэробайке, загнала его к центральному госпиталю ветеранов Четвертой Мировой войны и врубила свои акустические пугачи. Последствия — один разбитый аэробайк, четыре сотни мертвых инвалидов, внеплановый отпуск для всего медперсонала и существенная экономия городского фонда бесплатной медицинской помощи.

Мы живем в странное время. На дворе идет 2072-й год, цены на синтетический белок растут, нефтяные скважины полностью опустели, клонирование человеческих органов — основная статья дохода матушки-церкви. Про космос все давным-давно забыли, хотя у нас давно уже есть нужные технологии. Европа превратилась в дымящиеся радиоактивные руины, Северная Америка — всего лишь гладкая поверхность из песка и стекла. Признанный всеми странами мировой лидер — Китай, сосредоточил в своих руках почти 80% военной мощи Земли. Из-за оставшихся на планете природных ресурсов постоянно вспыхивают вооруженные конфликты. Полиция ничем не отличается от действующей армии и летает по лабиринту высотных зданий мегаполисов на бронированных аэрокарах, оснащенных тупорылыми скорострельными пушками и системами дальнего теплового обнаружения... У людей появились миллионы новых поводов для страха — но сердце по-прежнему замирает, едва мы заслышим звуки полицейской сирены.

Итак, я не знаю, как я сюда попал. Полный провал памяти. Меня зовут Физис Страйтон. Я — адвокат, совладелец компании "Физис Юстиция". Занимаюсь заочной защитой преступников. Современное правосудие похоже на конвейер — подсудимый не покидает тюрьмы, адвокат — своей конторы, судья — уютного пентхауза в центре города. Судебное заседание ведется посредством телеконференции, контролируемой центральным компьютером Дворца Правосудия. Сбор доказательств и защиту подсудимого тоже можно осуществлять виртуально — именно этим и занимается моя контора. Итак, вроде все нормально, за исключением того факта, что я не помню, что происходило со мной несколько последних часов.

46 Kb

Прячусь за кабиной лифта. Правая рука словно вспоминает о пистолете...

Левая рука держит сигарету. Странно, я ведь правша? А в правой руке...

Что?!!

Пистолет?! Неуклюжий кусок металла... Почти что антиквариат. Осколок двадцатого века, который в наше время можно купить на каждом углу, безо всякой лицензии.

Поблизости воют полицейские сирены... Это за мной, за мной! Что мне делать? Что я такого натворил?

Стоп. Звук сирен удаляется. Ложная тревога. Надо уходить отсюда...

Надо... Уходить...

Да что же это такое?! Что происходит? Я не могу опустить руку, не могу прекратить курить, не могу убраться с этой незнакомой крыши, где дует холодный осенний ветер... Я — всего лишь безвольный наблюдатель, голос в голове, птичка в клетке. Одно из двух — либо я схожу с ума, либо мне все это снится. Если это сон, то беспокоиться не о чем. А сумасшествие — это нонсенс. История еще не знает ни одного психически больного адвоката.

Мне кажется, я узнаю соседние небоскребы. Вон там светятся верхние этажи "Семиотикс билдинг" — здания компании, занимающейся контролируемыми генетическими мутациями. Оно совсем недалеко от моего офиса. Будем считать это хорошей новостью.

Мое тело, действуя совершенно самостоятельно, поднимает руку с сигаретой и смотрит на медленно гаснущий отблеск тлеющего табака. Непослушное "Я" недовольно качает головой, достает зажигалку и подносит ее к сигарете. Зажигалка плазменная — один из последних подарков моей жены. Выбросив ослепительно-яркую иглу огня, зажигалка отправляется назад в карман. Сигарета окончательно погасла. Проклятый ветер...

Потухшая сигарета отправляется назад в пачку.

Медленно оборачиваюсь. Твою мать!!! Сзади меня, прямо посреди крыши лежит человек! Лицом вниз, неподвижно, в неестественной позе, раскинув руки и ноги так, будто упал навзничь... На небе на секунду появляется багровая луна — редкая гостья нашего времени, обычно прячущаяся за тяжелыми облаками радиоактивного пепла. Под лицом незнакомца вспыхивает тусклый блик — небольшая темная лужица. Кровь.

Мое непослушное тело начинает двигаться и осторожно, бочком подходит к лежащему незнакомцу. Нога наступает в лужу крови — и жидкость вдруг начинает медленно втягивается назад под голову этого человека. Словно он жадно всасывает свою собственную кровь.

Мурашки по коже.

Я непроизвольно вскидываю пистолет. Предусмотрительно с моей стороны, учитывая столь странные обстоятельства.

Происходящее настолько реально, что это не может быть сном. Может, виноваты те таблетки? Вряд ли... Стимуляторы всего лишь возвращали то ощущение постоянного счастья, которое покинуло меня шесть месяцев назад вместе с моей Лидой. Лида... Нимфа Лида! Бабочка моя... Что за чудное слово: "Нимфалида!". Произнося его, губы, растягиваются в мягкой улыбке, а язык осторожно дотрагивается до неба. Магия звуков. Моя элегантная боль.

Тело, лежащее на холодном бетоне крыши, рывком поднимается на ноги. Бежать, надо немедленно бежать! Чего же я жду? Давай, Физис, очнись, здесь черт знает что твориться! Пора делать ноги! Почему тело по-прежнему не слушается?!

Вспышка, грохот выстрела. Пистолет дергается как живой, пытаясь вырваться из рук. Черт... Черт возьми! Я не мог промахнуться! Но этот парень цел и невредим. Стоит на крыше и, не оборачиваясь, медленно пятится на меня. Господи... Слухи про секретные правительственные эксперименты над умершими людьми вполне могут оказаться правдой.

Я начинаю медленно отступать назад. К лифту, упрятанному в небольшую стальную коробку. Справа от группы антенн квантовой связи.

Этот тип продолжает пятиться на меня, нервно оглядываясь по сторонам. Будто и не заметил, что в него только что стреляли. Полный дурдом. Жаль, что здесь так темно. Фигура незнакомца, его осторожная походка — все это кажется мне смутно знакомым.

Я продолжаю отходить назад. Быстро, но осторожно. Расстояние между нами постепенно увеличивается — 6, 12, 18 футов...

Кабина лифта уже рядом. Двери открыты, внутри горит свет. Так... Надо подумать... Доступ на крышу имеет только сервисный лифт, входящий в общегородскую систему транспортных антигравитационных тубусов. Для того, чтобы приехать сюда, нужно знать адрес и специальный код доступа. Он есть только у арендаторов помещений этого небоскреба и некоторых муниципальных служащих. Ремонтеры, мусорщики, мойщики окон. Та самая беднота, которая приезжает сюда глотнуть немного чистого воздуха. А если кодов доступа у тебя нет, то теоретически можно попытаться взломать базу данных городской коммунальной службы и украсть их. Но я — не хакер. Неужели я прилетел сюда на аэрокаре? Тогда где он? Ничего не понимаю.

Прячусь за кабиной лифта. Правая рука словно вспоминает о пистолете и убирает его во внутренний карман моего пиджака.

Осторожно выглядываю. Незнакомец уже дошел до лифта. Стоит, прислушивается к чему-то. Повернулся спиной ко мне. Волосы светлые. Где же я его видел?

Все, хватит, надо быстро уходить отсюда. Транспортные кабины всех лифтов, останавливающихся на закрытых участках муниципальной транспортной системы, например, на крыше небоскреба, всегда производят автовозврат пассажира в точку отбытия. Все, что мне нужно — незаметно проскочить в лифт и как можно скорее покинуть это здание. Момент удобный, медлить нельзя — каждая секунда на счету.

Непослушная рука поднимается на уровень глаз. Часы на запястье показывают "00:02". Подарок жены. Работают от тепла моего тела. Эти цифры — молчаливое напоминание о том, что я еще жив. А Лида — нет.

Пока я разглядывал свои часы, незнакомец успел подойти к кабине лифта и скрыться из поля моего зрения. Выглядывать из-за угла опасно — он стоит всего в нескольких шагах от меня.

Голос... Он кого-то зовет? Что? Из-за ветра ничего не слышно..."Room...Yes?" То есть "комната, да"? Интересно, к кому он обращается? Может, говорит с кем-то по карманному видеофону? В наше время этот старомодный язык почти нигде не употребляется, ведь почти все люди, говорившие на нем, сгорели в ядерном огне, умерли от лучевой болезни или превратились в омерзительных мутантов. Вернее говоря — в "генетически нетипичных субъектов". Этот термин считается более вежливым. Если вообще можно говорить о вежливости по отношению к существу с лиловой кожей, пятью фасетчатыми глазами и совершенно нечеловеческим разумом.

Незнакомец умолк. Нет. Он что-то негромко напевает себе под нос. Слов не расслышать. Какая-то тарабарщина. Очень похоже на еще один мертвый язык. Немецкий.

Стоп...

Голос...

Я знаю этот голос! Не может быть?! НЕ МОЖЕТ БЫТЬ!!!

Ганс Страубер. Мразь.

Террорист и наемный убийца. В самом начале своей карьеры я защищал тебя на суде. Увы, неудачно. Ты получил семь лет полной иммобилизации с сохранением сознания и, как говорят, поклялся отомстить мне.

Мою жену звали Лида Северински. Волосы — мягкие и белые, как крылья ангела... Прозрачные голубые глаза. Голос — то тихий и задумчивый, как шепот листьев на осеннем ветру, то задорный и звонкий -будто трели лесных птиц. Их я слышал только в записи. Вся нынешняя природа — это цветные голограммы и безликие голоса. На этой планете больше не осталось живых существ. Люди уже не в счет.

В очередной обычный день шесть месяцев назад Лида проснулась, приняла ионный душ, приготовила на кухонном синтезаторе сочный белковый бифштекс и, не разбудив меня, отправилась на работу в своем новеньком сверхзвуковом "Крайслере". Несколько минут спустя она связалась со мной по видеотелефону и встревожено сообщила, что только что получила анонимное голосовое сообщение — какие-то смутные намеки навроде: "За все нужно платить, Физис!". Я попытался успокоить Лиду, рассказав ей свежий анекдот про андроида-проститутку. Затем лицо моей жены внезапно пропало с экрана. И из моей жизни. Навсегда.

В полиции мне сказали, что в тот момент произошел сбой в работе компьютерных систем центральной диспетчерской службы, регулировавшей транспортные потоки над городом. Ховер Лиды, двигавшейся со скоростью около пятисот миль в час, врезался в грузовое судно, перевозившее химические отходы на отработку. Район катастрофы был оцеплен в течение двух часов — а когда с улиц города убрали разлившуюся кислоту, от прекрасного тела Лиды не осталось даже горстки пепла.

Мой лучший друг — талантливый хакер и совладелец компании "Физис Юстиция" Сеймур Джилкинс узнал о случившемся из телевизионных новостей. Он сразу же прервал свою командировку и вернулся из Токио в Нью-Мехико. Как раз вовремя, чтобы вытащить меня из петли и отвезти в больницу. Потрясенный смертью Лиды, Сеймур пообещал, что лично разберется в обстоятельствах ее смерти.

Вскоре у нас уже была кое-какая информация. Получив солидную взятку, клерк из телекоммуникационной компании VideoNET сообщил, что вызов, поступивший на номер покойной мисс Лиды Страйтон, был сделан с мобильного видеофона, зарегистрированного на имя некоего Ганса Страубера.

Переведя несколько тысяч кредиток на закрытый счет радарной станции дальнего обнаружения тактических ядерных ракет, мы получили точные координаты местонахождения этого видеофона. Он был на площади около федерального Дворца Правосудия. Я тут же сообщил об этом своим знакомым в полиции. Получив подтверждение о том, что объект обнаружен и будет задержан через четыре с половиной минуты, мы с Сеймуром тут же отправились в центр города.

54 Kb

...Произошел сбой в работе компьютерных систем центральной диспетчерской службы, регулировавшей транспортные потоки над городом...

На ступеньках Дворца Правосудия бравые копы в синей униформе увлеченно заламывали руки старому слепому нищему, упорно не желавшему выпускать из рук новенький видеофон. Я знал этого бродягу. Он побирался здесь еще с незапамятных времен. Арестованный вскоре признался, что несколько дней назад к нему подошел какой-то незнакомый господин и вручил видеофон, сказав, что этот подарок он посвящает своему любимому адвокату — мистеру Страйтону.

Страубер как сквозь землю провалился, что на самом деле было вполне возможно, учитывая большое количество заброшенных подземных сооружений, расположенных глубоко под городом.

Сеймур проводил дни напролет за компьютером, пытаясь отыскать хотя бы малейший след немца. Но что может сделать компьютерный маньяк против маньяка настоящего?

Физис очнулся от воспоминаний — лифт, за которым он прятался, тихо заскрипел, впуская в себя Ганса Страубера. Длинная полоса желтого света, протянувшаяся по крыше в сторону от кабины, стала быстро таять — двери закрывались.

Запертый внутри своего непослушного тела, Физис Страйтон кричал от злости и разочарования: "За ним! Надо бежать за ним!". Как ни странно, это сработало. Будто послушавшись голоса своего разума, адвокат покинул свое убежище и, постоянно озираясь, начал осторожно пятиться к лифту.

Через полминуты подошла новая кабина. Сев в нее, Физис прижал свою ладонь к панели сканера. Красный свет индикатора готовности к поездке сменился на зеленый. Молодой адвокат тяжело вздохнул и опустился в прожженное сигаретами кресло, даже не взглянув на стоимость поездки, высветившуюся на небольшом голографическом экране около его головы.

Немного подождав, пока пассажир введет адрес места назначения, компьютер, управляющий лифтом, озадаченно пискнул и включил программу автовозврата до точки своего предыдущего местонахождения. Пневматический шелест дверей, предупреждающая трель из динамика — и кабина резко ухнула вниз, пролетев через весь небоскреб в считанные секунды. С чмокающим звуком она вошла в шлюз скоростного тубуса и, приняв горизонтальное положение, бесшумно заскользила в электромагнитном поле ускорителя, пролетая за одну секунду около полутора миль.

Как всегда во время следования по маршруту, компьютер транспортной кабины слегка уменьшил яркость освещения (за тонированными стеклами стало видно сумасшедшее море огней Нью-Мехико) и, широко развернув голографический экран, начал показывать какую-то телепередачу. Видимо, предыдущий пассажир хотел провести несколько минут в тишине — регулятор звука на цифровом стереопроекторе был выставлен на минимум. Яркая цветная картинка отражалась на стенках кабины однотонными бликами умирающего света.

Показывали новости. Диктор беззвучно разевал рот, отчаянно жестикулируя руками и постоянно показывая пальцем себе за спину — туда, где виднелось багровое зарево пожара, закрывавшее собой полнеба. Густой черный дым и обезумевшие лица людей, пытающихся скрыться от надвигавшейся на них огненной стихии. Внизу экрана неподвижно висела строка текста, бесстрастно объявлявшая о том, что сегодня в 18:45 по южноамериканскому времени на острове Фиджи началось крупнейшее за последние десять лет извержение вулкана. Жители городов Сува, Лаутока и Лами при помощи народной армии Китая покидают этот регион...

Стоп! Вроде бы Сеймур недавно что-то рассказывал мне про Фиджи... Ну да, ведь на Вити Леву пару лет назад был построен крупный центр производства кристаллических накопителей информации... Джилкинс хотел съездить туда на днях? Скверно, очень скверно... Надо бы позвонить ему.

Немного придя в себя, Физис окончательно утвердился в мнении о том, что отсутствие контроля над своим телом вызвано избыточным применением мозговых стимуляторов. Успокоившись, он начал мыслить трезво и практично — как профессиональный адвокат: "Завтра утром за мной опять заедет Сеймур. Теперь он постоянно отвозит меня на работу, ведь после смерти Лиды я так и не смог заставить себя сесть за руль ховера. Если к тому времени я по-прежнему не смогу контролировать свое тело, то старина Джилкинс мне поможет. Он не просто компьютерный гений, помогающий мне собирать в Сети доказательства невиновности моих подзащитных... Вдобавок к этому он обладает такими связями в научных кругах, которые мне и не снились... Сеймур наверняка что-нибудь придумает — мне дадут пару таблеток, сделают укол, и я вновь смогу управлять своим телом... А после этого... После этого я найду Ганса Страубера, чего бы это мне ни стоило!".

Легкая вибрация кабины возвестила о прибытии к месту назначения. Лифт снова принял горизонтальное положение. Поднявшись с кресла, Физис набрал на компьютере какой-то цифровой код.

Странно — подумалось ему — зачем я набираю код места назначения уже после поездки?

Двери лифта с шорохом открылась — перед Физисом была его собственная квартира. Времени удивляться не было — стремительно влетев в прихожую, непослушное тело адвоката начало вести себя крайне неадекватно — то прыгало вперед, натыкаясь на мебель и шаря руками по полкам, то пятилось назад к ванной, отыскивая что-то среди бесчисленных тюбиков с кремами для защиты кожи от кислотных дождей, ультрафиолетового излучения или радиоактивной пыли.

Автоматика квартиры, почувствовав присутствие хозяина, сама включила освещение и выставила кондиционер на 25 градусов по шкале Цельсия. Продолжая суетиться, Физис быстро скинул пиджак и стал раздеваться, небрежно складывая одежду на пол. Вытащив из кармана пистолет, он некоторое время задумчиво держал его в руках, а потом решительно убрал оружие в небольшую пластмассовую коробку, лежавшую в приемном отсеке пневмопочты.

Сделав это, Физис перестал метаться по квартире и склонился над терминалом стационарного видеофона, встроенного в стену около кровати, внимательно вглядываясь в старомодный жидкокристаллический монитор.

С экрана ему многозначительно улыбался Сеймур Джилкинс. Пейзаж за его спиной просто поражал воображение, до боли напоминая довоенные фотографии столетней давности, на которых часто изображалась великолепная, нетронутая природа в своем первозданном состоянии. Джилкинс стоял на ярко-желтом песке в тени роскошных пальм. Неподалеку от него был виден пляж — сказочное голубое море и тонкая полоса белого песка. Лишь черные радиоактивные тучи, висевшие над морским горизонтом, говорили о том, что эта фотография сделана совсем недавно. Поверх нее был помещен довольно длинный текст — Сеймур просто не умел излагать свои мысли коротко и сжато, имея забавную привычку думать вслух.

"Старик, извини, что не позвонил лично — ты же знаешь, что вся видеосвязь в Нью-Мехико проверяется Министерством связи, а вот поздравительные фотографии с приложенным к ним текстом — пока нет. Моя информация слишком важна для того, чтобы ее смогли увидеть эти тупые чиновники, тем более я уверен в том, что, дочитав этот текст до конца, ты поступишь немножко незаконно, в чем я тебя нисколько не виню и даже напротив — поддерживаю.

42 Kb

"Физис Страйтон! Для Вас есть одно новое письмо".

Итак, сперва о главном. Прилетев на Фиджи, я быстро свел знакомство с местными хакерами. Чудесные ребята, поверь мне. Шутки ради я решил поспорить с одним из них на бутылку натурального кокосового ликера о том, что он не сможет за пять минут найти мне конкретного человека. Ты уже понял, о ком я говорю? Здешний чудо-хакер нашел этого немца за несколько минут, вломившись в полицейскую базу данных и сравнив имевшиеся там сведения с информационными бюллетенями интернациональной транспортной службы. Угадай, что мы узнали? Вчера вечером Ганс Страубер заказал себе автоматическое международное аэротакси, расплатившись наличными. Однако при оформлении заказа он забыл отказаться от страховки, поэтому, чтобы не привлекать к себе излишнего внимания работников транспортной службы, ему пришлось поступить, как и все остальные пассажиры. То есть поставить свою электронную подпись под договором полного страхования жизни от несчастных случаев во время международной перевозки. Непростительная ошибка для преступника такого уровня! Именно из-за нее мы и смогли узнать истинное имя заказчика, а также дату и точное время выполнения заказа.

Понимаешь, чем это пахнет? Беспилотный корабль, возможность пассажира в любое время изменять его маршрут, международный рейс... Лично я просто уверен в том, что Ганс Страубер собирается лечь на дно в каком-нибудь богом забытом месте.

Физ, торопись! Заказанное аэротакси прилетит за ним на крышу небоскреба "Хаджиро Неотек" сегодня в полночь — то есть уже через десять минут. Страубер разбирается в компьютерах не хуже, а, пожалуй, даже лучше меня. Полагаю, что он уже взломал систему управления лифтами этого небоскреба, открыв пассажирский доступ на верхние ярусы здания — в том числе и на крышу. Система безопасности и камеры наблюдения будут временно отключены — всего на 10 минут, с 23:55 до 00:05. Если ты захочешь лично увидеться со Страубером — тогда, возможно, тебе стоит обратить внимание на пневмопочту. Там ты найдешь мой маленький подарок. Я купил его здесь, на Фиджи, так что в Нью-Мехико его никто не сможет отследить и связать с тобой. Запомни код доступа на крышу "Хаджиро Неотек" — 236590. Но запомни, Золушка, твоя карета превратится в тыкву ровно в 00:05 ночи! Если же ты не хочешь личной мести — сейчас же позвони в полицию и расскажи им про Ганса Страубера. Поблагодаришь меня потом. Удачи"

Под этим текстом светилась небольшая системная строка, сообщавшая:

Адресат: Физис Страйтон. Отправитель: Сеймур Джилкинс.

Сообщение послано:

регион: Тихоокеанский анклав;

область: о-в Фиджи;

текущее время: 18:47 (стандарт — южноамериканский регион).

Терминал тихо пискнул и погас. Секунду спустя Физис, стоявший посреди комнаты в одних трусах, зевнул и ткнул пальцем в кнопку "Чтение поступивших сообщений".

На мониторе ритмично мигало служебное сообщение: "Физис Страйтон! Для Вас есть одно новое письмо".

Сонно моргая, он осмотрел комнату, на секунду остановив взгляд поверх прозрачной коробочки с кристаллическими пластинами, на которых была записана вся информация о компании "Физис Юстиция". Завтра ее нужно будет показать нотариусу для того, чтобы он, Физис Страйтон, смог официально вступить в права наследства над долей Лиды в их совместно нажитом имуществе. В основном, речь шла о двадцати пяти процентах акций их компании на общую сумму... Мда, слишком много нулей...

Таким образом компания принадлежит теперь только ему и Сеймуру. Ему и Сеймуру. Молодой адвокат и опытный хакер — вот уж никогда не сказал бы, что такая странная парочка сможет успешно вести дела. Но ведь бизнес идет в гору... На счетах компании лежат такие суммы, которых вполне хватило бы на чью-то долгую и безбедную жизнь. Но хватит о делах — пора спать.

Физис сел на кровать, рассеянно поглядел на полупустую бутылку текилы, стоявшую у изголовья (неужели я все-таки пил?), и хлопнул в ладоши. Система звукового управления освещением успешно восприняла эту команду, погасив свет в комнате.

Разум Страйтона стал, вопреки его воле, погружаться в сон. В голове вспыхнула и погасла ленивая мысль: "Интересно, что будет, когда я проснусь?".

Тишина.

Тишина и звуки.

Настойчивый писк стационарного видеофона.

Физис Страйтон нехотя поднялся с кровати и хлопнул в ладоши, включая свет. Рассеянно поглядев на полупустую бутылку водки, стоявшую у изголовья, он поморгал, пытаясь разлепить отекшие ото сна глаза, встал и подошел к монитору.

Бросив на экран видеофона безразличный взгляд, Физис внезапно резко отшатнулся в сторону, беззвучно шепча: "Нет... Нет... Нет...".

На мониторе ритмично мигало служебное сообщение: "Физис Страйтон! Для Вас есть одно новое письмо".

Иллюстрации Александра Ремизова

Комментарии к статье
Для написания комментария к статье необходимо зарегистрироваться и авторизоваться на форуме, после чего - перейти на сайт
РАССЫЛКА
Новости МФ
Подписаться
Статьи МФ
Подписаться
Новый номер
В ПРОДАЖЕ С
24 ноября 2015
ноябрь октябрь
МФ Опрос
[последний опрос] Что вы делаете на этом старом сайте?
наши издания

Mobi.ru - экспертный сайт о цифровой технике
www.Mobi.ru

Сайт журнала «Мир фантастики» — крупнейшего периодического издания в России, посвященного фэнтези и фантастике во всех проявлениях.

© 1997-2013 ООО «Игромедиа».
Воспроизведение материалов с данного сайта возможно с разрешения редакции Сайт оптимизирован под разрешение 1024х768.
Поиск Войти Зарегистрироваться