Google+
МИРЫ. МЕТРО 2033 SOVIET ELECTRO Галерея несбывшегося грядущего Тёмная сторона города
Версия для печатиРецензии. Книги номера (декабрь 2004)
Кратко о статье: Свежие впечатления наших постоянных авторов о книгах в жанре фантастики и фэнтези, выпущенных российскими издательствами за последние месяцы. Гай Гэвриел Кей “Дорога в Сарантий”, Вера Камша “От войны до войны”, Терри Пратчетт “Маскарад”, Петр Верещагин “Арканмирр” и многие другие.
Книги месяца

   
Свежие впечатления наших постоянных авторов о книгах в жанре фантастики и фэнтези, выпущенных российскими издательствами за последние месяцы.

   
Плавание в Сарантий
   
Гай Гэвриел Кей. Дорога в Сарантий
    Роман — пер. с англ. Н. Ибрагимовой. — М.: В. Секачев, “Эксмо”, 2004 — серия “Меч и магия” — 512 стр. — 7100 экз.
30 Kb
    Канадец Гай Гэвриел Кей хорошо известен отечественным любителям фантастики. Его романы “Тигана” и “Львы Аль-Рассана” доказывают, что фэнтези — это не только изобретение миров и персонажей. Всякий раз в увлекательный сюжет Кей вкладывает довольно глубокие, что называется, “вечные” проблемы. “Дорога в Сарантий” (начало дилогии “Сарантийская мозаика”) — еще одно тому подтверждение.
    Главный герой романа, мастер-мозаичник Гай Криспин, знал о путешествиях не понаслышке. Но никогда не бывал в далеком, кажущемся недосягаемым Сарантии — да и не собирался туда плыть. Однако император Валерий построил новое святилище и пожелал, чтобы его купол покрыл мозаикой лучший из мастеров. Не Гай Криспин — его учитель и спутник Мартиниан. Да вот только тот отказался, и в путешествие отправился Криспин — под чужим именем, не зная толком, что его ждет впереди. Никто и не догадывался, что это приглашение превратит пьяницу и бабника в святого отшельника, спасет от жертвоприношения рабыню, взбудоражит весь императорский двор и приведет к кровавым событиям...
    Книга написана очень красочным языком — но и сюжет не “провисает”, держит в напряжении до самой последней страницы. Некоторые хитросплетения разыграны просто блистательно. Скажем, в начале путешествия старый алхимик дарит Криспину говорящую птицу, сделанную из кожи и металла. На первый взгляд — типичный “спутник главного героя”, который будет своими едкими замечаньицами портить Криспину жизнь. Но уже через пару глав все меняется: комичное становится серьезным, и мы совершенно по-другому воспринимаем предыдущие события книги. В этом весь Кей: ему одинаково хорошо удаются и ирония, и разговор с читателем о “вечном”.
    ...Увы, не обошлось без пресловутой ложки дегтя: В оригинале роман называется “Плавание в Сарантий”, и не случайно — это отсылка к стихотворению Уильяма Б. Йейтса “Плавание в Византию”. Из другого его стихотворения, “Византия”, Кей взял эпиграфы к роману, а сами эти стихи подтолкнули канадца к написанию “Сарантийской мозаики”. Более того, выражение “плыть в Сарантий” означает в романе перемены в жизни, могущие либо возвысить, либо уничтожить человека; это обыгрывается в тексте не единожды. К сожалению, все эти тонкости “остались за бортом”. На этом фоне слайд с другой книги, к Кею отношения не имеющей, выглядит невинной шуткой. В самом деле, море есть, корабль тоже — чего еще надо?!
    “Чего?”. Вообще-то, карту, поскольку география играет в романе немаловажную роль. Кто разбирается в истории и примерно представляет себе земные карты эпохи расцвета Византийской империи, сможет без труда “примерить” Сарантий на Византию, Тракезию на Грецию, а Москаву... ага, именно на нее самую. И хотя напечатать карту в русском издании тоже забыли, не все потеряно: ее вы обнаружите на нашем компакт-диске.
    - Владимир Пузий

    По образованию Кей — адвокат, и это, как он утверждает, помогает в работе над книгами: “Чтобы вести перекрестный допрос, например, эксперта по баллистике, вы должны быстро стать экспертом в вопросах баллистики. Вы никогда не будете знать больше, чем настоящий эксперт, но в неком малом аспекте вы должны быть осведомлены очень хорошо — и освоить его очень быстро”. Точно так же обстоит дело и с написанием книг. Скажем, во время работы над “Сарантийской мозаикой” Кей изучал не только историю Византии, но и труды по мозаичному искусству и по истории ипподромов. А еще именно Кей помогал Кристоферу Толкину на основе разрозненных черновиков его отца составлять знаменитый “Сильмариллион”.

    Сюжет — 9
    Мир — 9
    Персонажи — 10
    Стиль — 10
    Качество издания — 7
    Перевод — 9
    Оценка “МФ” — 9

   
Да просто дуэль со смертью
   
Вера Камша. От войны до войны
    Роман — М.: “Эксмо”, 2004 — серия “Фэнтези Н. Перумова” — 18000 экз.
31 Kb
    “От войны до войны” — продолжение вышедшего в этом году романа Веры Камши “Красное на красном”. По словам писательницы это не цикл, как “Хроники Арции”, а единый роман, просто очень большой, настолько, что уместить его получается только на страницах нескольких томов.
    Внешней угрозы Талигу, благодаря стараниям Первого Маршала Рокэ Алвы, больше нет. Вот только на войне все проще: понятно, кто друг, а кто враг. Опасность может быть смертельной, но зато в спину не ударят те, кто сражается бок о бок с тобой за благо родной страны. А в мирное время никогда не знаешь, откуда ждать удара...
    Но покой в стране нарушают не только бесконечные политические интриги старого дворянства, которое пытается отвоевать былые позиции. Беда приходит изнутри — и вот уже, преисполненные религиозного рвения, под подстрекания церковников, обыватели “мочат” еретиков и громят собственную столицу. Не обошлось без той самой старой знати, благородных Людей Чести, многие из которых предпочитают таскать каштаны из огня чужими руками. Вот такая выходит Варфоломеевская ночь по-талигойски.
    И близится новая война. И сплетается сеть интриг. И все чаще появляется пегая кобыла со своим зловещим наездником. И происходят странные события в святом городе Агарисе...
    Если не все, то очень многое в романе живо напоминает наш мир. Ничуть не поблекли герои первой книги, наоборот — заиграли новыми красками, да и новые персонажи оказались им под стать. Бросается в глаза динамичность характеров: изменения в том же Ричарде Окделле заметны невооруженным взглядом. Как всегда, неподражаем и великолепен Первый Маршал. Рокэ с улыбкой смакует вино и яд, Рокэ вызывает на поединок четверых, Рокэ наводит порядок в столице...
    Книга цепляет с первой строчки и не отпускает до самого конца. Кстати, про первые строчки. Книгу открывает своеобразный пролог — “Талигойская баллада”. Это великолепное маленькое произведение рассказывает о последних днях старой династии Раканов на троне. Баллада не только раскрывает некоторые секреты прошлого Кертианы и позволяет по-новому взглянуть на уже знакомый мир, но и увлекательна сама по себе. Кроме того, из нее мы узнаем настоящую историю дальнего предка Рокэ Алвы — Рамиро, получившего впоследствии прозвище Предатель.
    Между прочим, именно Рокэ и Рамиро красуются на передней обложке книги. А на форзацах можно полюбоваться другими персонажами “Красного на красном”. Все иллюстрации исполнены на высочайшем уровне, что, согласитесь, редкость для российских книг.
    “От войны до войны” невозможно отделить от первой части. Вместе книги составляют великолепно единое целое, примерно половину от того, чем должно стать “Красное на красном”. Третья, заключительная часть, к счастью, уже не за горами.
    - Дмитрий Злотницкий

    Сюжет — 10
    Мир — 9
    Персонажи — 9
    Стиль — 9
    Качество издания — 9
    Оценка “МФ” — 9

    Тысяча вторая ночь
   
Мария Галина. Гиви и Шендерович
    Роман — М.: Мосты культуры, Иерусалим: “Гешарим”, 2004 — 480 стр. — 1500 экз.
32 Kb
    Начало девяностых в России — заря “эпохи первоначального накопления капитала”. Время финансовых пирамид, спирта “Ройяль” и бритоголовых братков в малиновых пиджаках. А еще — время “челноков”, заполонивших страну от Владивостока до Бреста. Все мчались куда-то, летели, плыли, что-то покупали или выменивали, дабы на родине продать за три, пять, десять номиналов...
    В это “интересное время” и происходит действие лихого приключенческого романа Марии Галиной “Гиви и Шендерович”. Великолепный одессит Шендерович, обаятельный пижон и авантюрист (не имеющий никакого отношения к известному телеведущему), увлекает робкого питерского бухгалтера Гиви в Турцию, за партией воздушных шариков, которая должна сделать обоих состоятельными людьми. Однако вместо триумфального возвращения из Стамбула в Одессу героев ждет незапланированный визит в “запретный город” Ирам, в окрестностях которого падшего ангела или джинна встретить проще, чем электролампочку и двигатель внутреннего сгорания.
    В одном издании роман Марии Галиной успели сравнить с “Мастером и Маргаритой” Михаила Булгакова. Утверждение, безусловно, лестное для автора, но, на мой взгляд — в корне неверное. Скорее книгу московской писательницы можно отнести к жанру советского авантюрно-иронического романа а-ля “Золотой теленок”... с плавным переходом к повествовательной манере “Тысяча и одной ночи”. О, эта неторопливость и обстоятельность, этот запутанный цветастый сюжет восточной сказки, изобилующий вставными новеллами!.. Сам автор предпочитает называть свое произведение “мистико-иронической фантасмагорией”, но суть не в жанровом определении. Главное, чтобы книга читалась — роман же Галиной написан чрезвычайно живо и увлекательно.
    В отличие от многих сочинителей “юмористической фантастики”, создательница “Гиви и Шенедровича” не использует иронию для оправдания дурновкусия и отсутствия эрудиции. Напротив, порой ирония писательницы доступна лишь тем, кто способен угадать обыгрываемый автором сюжет. На мой взгляд, именно в этом состоит главная слабость книги — по крайней мере, с коммерческой точки зрения. Роман пестрит отступлениями, отсылающими нас то к Священному Писанию, то к Корану, то к притчам суфиев, то к истории европейского оккультизма... Ничего такого, что оказалось бы недоступно человеку мало-мальски образованному, но “пошевелить мозговой извилиной” читателю пару раз придется. Готовы к такому испытанию? Тогда благословенный Ирам ждет вас!
    - Василий Владимирский

    Писательский дебют Марии Галиной состоялся более двадцати лет назад: в конце семидесятых в небольшой газете увидела свет подборка ее стихов. В начале девяностых Галина переводила англо-американскую фантастику, в том числе Стивена Кинга, Клайва Баркера, Джека Вэнса, Эдвина Табба и других классиков жанра. А начиная с 1996, на прилавках стали появляться ее фантастические романы, опубликованные под суровым мужским псевдонимом Максим Голицын — в основном, классические “космические оперы”. Первые повести Галиной, подписанные ее собственным именем, выходят лишь в 2000, причем первоначально в “толстых” литературных журналах. “Гиви и Шендерович” — четвертая прозаическая книга московской писательницы, изданная не под псевдонимом.

    Сюжет — 8
    Мир — 9
    Персонажи — 8
    Стиль — 9
    Качество издания — 8
    Оценка “МФ” — 9

   
Призрак бродит по Опере!
   
Терри Пратчетт. Маскарад
    Роман — пер. с англ. С. Увбарх, А. Жикаренцев. — М.: “Эксмо”, СПб.: ”Домино”, 2004 — серия “Плоский мир” — 480 стр. — 12100 экз.
30 Kb
    Бывают книги, читать которые нужно только по выходным. Иначе вы рискуете лишиться работы за неявку в офис: зачитаетесь.
    Терри Пратчетт вот уже больше двадцати лет пишет именно такие “вредные” книги. Его самый известный цикл о Плоском мире пополнился недавно еще одной изданной по-русски книгой — романом “Маскарад” (1995). У Пратчетта есть несколько любимых героев, каждому из которых посвящено несколько романов цикла. “Маскарад” рассказывает об очередных приключениях двух ведьм, матушки Ветровоск и нянюшки Ягг.
    Хотя книги о Плоском мире можно читать в любом порядке, лучше учесть, что события “Маскарада” происходят после “Творцов заклинаний” (1987), “Вещих сестричек” (1990), “Ведьм за границей” (1991) и “Дам и господ” (1992). События предыдущих книг и привели к тому, что матушка с нянюшкой вынуждены искать себе компаньонку. Романтическая ведьмочка Маграт вышла замуж за короля и больше не может посещать шабаши, а ведь “тройка — самое естественное число для ведьм. [...] Без Маграт нянюшка Ягг и матушка Ветровоск действовали друг другу на нервы. Тогда как с ней троица действовала на нервы всем остальным обитателям Плоского мира, а ведь это гораздо веселее”.
    Увы, единственная подходящая претендентка, пышнотелая барышня Агнесса Нитт, как назло, укатила в Анк-Морпорк, чтобы стать оперной певицей. А тут еще вышла в печати нянюшкина книжка кулинарных рецептов. Не совсем обычных... если точнее, совсем даже необычных. С определенным, знаете, эффектом, который правильнее всего назвать пикантным. Так вот, книжка-то вышла, но гонорар (известное дело!) нянюшке выплатили мизерный, обманули старушку. Нужно ли говорить, что издатель живет в Анк-Морпорке?..
    Добавьте ко всему вышеперечисленному таинственные убийства, которые происходят в здании анк-морпоркской Оперы. И слухи о Призраке, который эти убийства совершает. И то, что в Оперу едет знаменитый певец Энрико Базилика, а значит, непременно будет аншлаг. И еще люстра, огромная люстра над зрительным залом, которая держится на канатах толщиной с человеческую руку... а впрочем, разве сложно их надрезать?.. тем более — Призраку?..
    Я бы не назвал “Маскарад” лучшим романом Пратчетта. Но это, в первую очередь, говорит о высоком уровне его лучших романов, а не о том, что “Маскарад” плох. Читается он с удовольствием, оторваться от книги невозможно (еще раз: потерпите до выходных!), наконец, здесь писатель применяет свой излюбленный метод: переплетать смешное и грустное, веселить, но в то же время говорить о вещах вполне серьезных. В “Маскараде” Пратчетт смеется над оперой, самым абсурдным и условным из искусств, и при этом отдает дань уважения тем, кто искренне увлечен ею.
    - Владимир Пузий

    Классификация оперы от нянюшки Ягг
   
“В целом существует два вида оперы. Во-первых, есть тяжелая опера. В ней люди, в основном, поют по-заграничному, что-нибудь вроде: “О, о, о, я умираю, о, о, о, что же я делаю”. А есть еще легкая опера. Поют в ней тоже по-заграничному, но слова другие, типа: “Пива! Пива! Пива! Пива! Хочу я пить побольше пива!”. Хотя иногда пьют вовсе не пиво, а шампанское. Это и есть опера”.

    Сюжет — 8
    Мир — 9
    Персонажи — 9
    Стиль — 9
    Качество издания — 7
    Перевод — 8
    Оценка “МФ” — 8

   
Трудно быть Крестоманси
   
Диана Уинн Джонс. Заколдованная жизнь
    Роман — пер. с англ. А. Шульгат — СПб.: “Азбука-классика”, 2004 — серия “Миры Крестоманси” — 416 стр. — 5000 экз.
   
Выход книг детско-юношеской фэнтези приобретает характер затяжной эпидемии. Новые серии и проекты множатся, как улитки после тропического ливня. Настала пора познакомиться с еще одним знаковым автором этого подвида фантастики — англичанкой Д. Джонс.
    Итак, очередной “почти-как-наш-мир”, который кишит магами, ведьмами, заклинателями, некромантами, гадалками. Среди них есть и по-настоящему крутые ребята, и всякая мелочь пузатая, однако и те, и другие на голову превосходят простых смертных, а характер у многих волшебников не сахар! Местному эквиваленту магглов пришлось бы худо, если бы... Если бы не Крестоманси.
    Правительство поручает самому сильному чародею следить за тем, чтобы колдуны соблюдали правила и не притесняли простой люд. Так что Крестоманси — не имя, а должность. Как если бы скрестили министра магии Фаджа с Дамблдором. Конечно, Крестоманси не мог бы управится с делом один, поэтому у него есть штат помощников. Но за всем (а точнее, за всеми) не уследишь...
    Опасный кризис возникает в результате того, что Крестоманси берет под опеку двух бедных сироток. Юная Гвендолен — колдунья одаренная, но эгоистичная, а вот ее младший брат Эрик, которого все называют Мур — парень тихий, застенчивый и спокойный. Но именно Муру суждено оказаться в центре невероятных событий...
    Роман “Заколдованная жизнь”, с которого начинаются “Миры Крестоманси”, и похож, и не похож на книги о Гарри Поттере. Естественно, ни о каком заимствовании речь не идет. Скорее, наоборот: книги Джонс появились гораздо раньше цикла Роулинг. Однако “Крестоманси” гораздо ближе к английской литературной традиции. За чудесами и приключениями скрывается ненавязчивый рассказ о взаимоотношениях близких людей, о вечных ценностях. Не случайно мир романов так напоминает Англию XIX века. Перед нами классический “роман воспитания” в духе Диккенса или Теккерея, только в декорациях фэнтези. Но никакой скуки и нудного морализаторского ворчания, нет-нет! Книга читается лихо, здесь много юмора, запутанных ситуаций, тайн и опасных приключений.
    Этот роман, как и лучшие книги Роулинг, Пулмана, Страуда, способен доставить истинное наслаждение всем. И юным читателям, и тем взрослым, которые все еще могут отринуть повседневную суету, чтобы вновь взглянуть на мир по-детски широко раскрытыми глазами. “Заколдованная жизнь” — лишь начало истории, всего в цикле 5 романов, причем второй из них, “Волшебники из Капроны”, выходит почти след в след за начальным томом. Свет не сошелся клином на Британских островах, есть и иные земли, не говоря о Сопредельных мирах. Так что Крестоманси надолго хватит работы...
    - Борис Невский

    Диана Уинн Джонс родилась в Лондоне в 1934 году. А в 1953 будущая писательница поступила в Оксфорд, где посещала лекции К. С. Льюиса и Дж. Р. Р. Толкина. Но лишь через два десятка лет Джонс, ставшая к тому времени матерью троих детей, всерьез занялась литературой. Сегодня она весьма популярный автор, на счету которой около полусотни книг, переведенных на 17 языков. А недавно прославленный японский аниматор Хаяо Миядзаки снял полнометражный фильм “Движущийся замок Хоула”, который основан на одноименном романе Уинн Джонс.

    Сюжет — 8
    Мир — 8
    Персонажи — 8
    Стиль — 8
    Качество издания — 9
    Перевод — 8
    Оценка “МФ” — 8

   
Древнерусский детектив
   
Федор Чешко. Урман
    Роман — СПб.: ”Крылов”, 2004 — серия “Историческая авантюра” — 448 стр. — 10000 экз.
30 Kb
    Не секрет, что попытка привить фэнтези славянские корни тотальным успехом не увенчалась. Популярность опусов, посвященных древнерусским богатырям, ведунам и русалкам, сошла на нет — и вполне закономерно. Потому что писать о студиозусах, которые попали в условное средневековье или не менее условную Галактику Ты Дывы, проще: берешь стандартный набор сюжетных ходов и персонажей — и вперед! Подобный типовой набор появился и у фэнтезийных романов, действие которых происходит в псевдо-Руси. Но деланность таких миров в 99 случаях из 100 очевидна: прошло несколько лет, и кто сейчас вспомнит имена тех умельцев, которые писали о владигорах и властимирах?.. Особняком стоит “Волкодав” — ну так оно и понятно, ведь Семенова давно и всерьез занимается славянами.
    Не менее серьезно (я бы даже сказал, дотошно) древнеславянскую культуру исследовал харьковчанин Федор Чешко. Результат его штудий — первый роман трилогии “Сказание о были и небыли”. Приоткроем небольшую тайну: в авторской версии книга называлась “Изверги”, была издана мизерным тиражом в 2001 году и распространялась только среди членов харьковского “Клуба семейного досуга”. Теперь, под названием “Урман”, роман добрался до массового читателя.
    Скажем сразу: эта книга не для торопыг. Федор Чешко обстоятелен во всем, и в проработке научных трудов, и в повествовании: оно течет неспешно, подобно величественной реке. Язык романа — сочный, насыщенный, очень “вкусный”. Именно он с первых же страниц задает нужный тон, погружая нас в мир языческой Руси, жестокий и опасный. Главное, чем отличается “Урман” от псевдославянских поделок — психология персонажей. Она выражена не только в особой стилистике и ритмике речи, но и в поведении, мировоззрении героев.
    Мир “Урмана” постепенно обретает плоть и кровь — и кровь, признаться, в нем проливают часто: по сути, первый роман трилогии ближе не к фэнтези, а к этакому историческому детективу. Поиски загадки интересны вдвойне, ведь чтобы понять, кто и как преступил дозволенное, надо вникнуть в то, как мыслят обитатели этого мира. Главный герой, профессиональный воин Кудеслав, оказывается в самом центре странных, пугающих событий — и волей-неволей вынужден взяться за их расследование...
    Фантастический элемент (в частности, идея многомирья и враждебные пришлецы из иных, соседних миров) в большей степени появится во втором романе трилогии. Если “Урман” — это детектив, то продолжение — скорее роман ужасов. А уж чего ждать от третьего тома, даже не знаю...
    Словом, книга рекомендуется не только тем, кто любит следить за сюжетными перипетиями (хотя без загадок, тайн и приключений в “Урмане” не обошлось!) — но и ценителям “вкусной” прозы.
    - Владимир Пузий

    Сюжет — 8
    Мир — 9
    Персонажи — 8
    Стиль — 9
    Качество издания — 6
    Оценка “МФ” — 8

   
Интернет на магических просторах
   
Илья Новак. Клинки сверкают ярко
    Роман — СПб.: “Азбука-классика”, 2004 — серия “Магический портал” — 384 стр. — 5000 экз.
36 Kb
    Действие романа Ильи Новака происходит в необычном мире, где прибегнуть к магии можно и классическим способом, и при помощи Патины — астрального пространства, напоминающего наш интернет. Вход в Патину доступен либо тем, у кого есть метка — родимое пятно особой формы (аналог чипа-имплантанта из киберпанковских романов), либо владельцам шаров из особого морского хрусталя (магический вариант модемного подключения).
    Гоблины, орки, эльфы, лепреконы, люди, тролли — все они обитают и здесь, правда, не такие, как мы привыкли их представлять. Тролли склонны к отшельничеству и созерцательной философии, эльфы — презираемые бродяги вроде цыган, гномы — ростовщики и торговцы. Конечно, попытки “извратить” фэнтезийные народы уже предпринимались не раз, но наличие в мире “Клинков” Патины принципиально отличает роман от всех предыдущих вариантов.
    Принято считать, что толчком к ускорению земного прогресса стало появление новых средств связи — сначала телеграфа и радио, потом телефона (а после — и интернета). Благодаря им стало возможно быстрое распространение информации, что ускорило появление новых изобретений. Но Патина — точно такой же передатчик и аккумулятор знаний, а потому в мире “Клинков” существуют, допустим... подводные лодки. Таким образом, роман с некоторой натяжкой можно отнести и к редкому в нашей фантастике паропанку, точнее, его фэнтезийной разновидности.
    Главный герой по имени Джанки Дэви, контрабандист и пират Патины (попросту — хакер) промышляет полузаконными и совсем незаконными делами. Однажды он получает задание от загадочного пустынного эльфа взломать принадлежащую гномам магическую базу. Сделать это одновременно надо и в “реале”, то есть физически, и на магическом уровне — через Патину. Герой набирает отряд наемников и отправляется в пустыню, где находится секретная база. И, как говорится, все завертелось...
    Роман состоит из трех частей и структура их единообразна: каждый раз Джанки Дэви сопровождает протагонист, который к концу части погибает, а в заключительном эпизоде обязательно происходит “финальная” битва со злодеем. В целом, “Клинки” больше всего напоминают... обычное компьютерное приключение с до боли знакомыми атрибутами: разношерстной командой искателей приключений, мелкими квестами по ходу действия и неизменной битвой с “боссом” в конце каждой части. И даже деревянные подлодки как будто скопированы с небезызвестного творения Blizzard. Впрочем, на фоне крутых боевых сцен, колоритных персонажей и неуклонно нарастающего к финалу динамизма родство с компьютерными играми смотрится вполне оправданно.
    “Клинки сверкают ярко” — первая книга цикла “Патина — Магическая Сеть”. В следующих частях герой отправится на другой континент и обнаружит в закоулках Патины таинственный игровой сервер “полузверей”, блокированный от других рас.
    - Сергей Чекмаев

    Сюжет — 7
    Мир — 9
    Персонажи — 8
    Стиль -7
    Качество издания — 7
    Оценка “МФ” — 8

   
Отрочество Йохан-Палыча
   
Петр Верещагин. Арканмирр
    Роман — М.: “Армада”: “Издательство Альфа-книга”, 2004 — серия “Магия фэнтези” — 490 стр. — 6000 экз.
42 Kb
    Как всегда, хватая новую книгу жанра “Меч и магия”, я первым делом изучил карту. Во-первых, их оказалось две, что само по себе не частое явление, а во-вторых, что-то мне показалось неуловимо знакомым. Принявшись за чтение, быстро обнаружил, что подозрительно родные мотивы видны и в тексте. Ну, четырнадцать властителей и четырнадцать рас, разбросанных по светлой и темной стороне одного мира. Ну, башни для переходов с одной стороны на другую. Ну, всякие Герои и Чемпионы. Ну, Фрея... Стоп! Так это же “Master of Magic”!!! Радости не было предела — любимая игра детства ожила на страницах книги!
    Вторым слоем оказались Младшая и Старшая Эдды с прилагающимся Рагнареком. Скандинавский эпос предстал во всей красе: Один, Тор, Локи и остальные показались на страницах, чтобы переиграть исход давней битвы.
    Дальше слои раскрываются как у луковицы, один за другим, с такой скоростью, что аж слезы на глаза наворачиваются. Вот герои мечутся по кругам ада, которых почему-то десять. А вот мы с ними спускаемся в земли Древних, которые пугают в своей бесчеловечности даже самых закаленных демонов. А вот и поле Армагеддона. И все это на страницах одной книги. Налицо явный перебор.
    Главный герой — молодой готландец Йохан. Он участвует в нападении на замок враждебного Готланду Властителя, затем оказывается на темной стороне Арканмирра, мечется между адом и резиденцией Локи, а под конец и вовсе отправляется в Бездну. В ходе своих злоключений Йохан раскрывает загадку собственного происхождения и необычных способностей, а также узнает правила, по которым ведется Игра, которую многие по недоразумению называют жизнью.
    В общем и целом,книга удалась, хотя после первой сотни страниц интерес к ней падает. Сюжет становится все более запутанным, а мировая картина — все менее четкой. Под конец возникает столько вопросов, что даже ответа искать не хочется. Так удачно выбранная концепция Арканмирра и Игры разваливается на глазах. Правда, ни стиль, ни юмор сбоев не дают, и хотя бы ради них стоит дочитать книгу. Мастер Йода, говорящий стихами — это что-то!
    К недостаткам можно добавить туманный финал и неясную космологическую картину. Читатель так и не получает разъяснения, что за Игра ведется, кто такие эти Игроки и чем они отличаются от Фигур. Наличие всего полутора нормальных миров на неимоверное число всяких Лимбо и Геен тоже слегка портит картину. Ну да это все малосущественные мелочи.
    - Антон Курин

    Сюжет — 7
    Мир — 7
    Персонажи — 7
    Стиль — 8
    Качество издания — 7
    Оценка “МФ” — 7

    Еще раз о конце света
   
Джеф Грабб. Война братьев
    Роман — пер. с англ. Братьев Переводчиковых — М.: ИЦ “Максима”, 2004 — серия “Magic The Gathering” — 560 стр. — 5000 экз.
   
“Ну наконец-то!” — сказали одни. “Дожили!” — проворчали другие. “Хм”, — ответственно заявили третьи и ушли играть в “Magic The Gathering”. Вот в них-то, в третьих, все и дело. Для любителя ролевых игр очередной художественный томик “Забытых королевств” или “Саги о Копье” — не только завлекательное чтиво, но и немаленький кусочек игровой вселенной. С играми карточными все совершенно иначе: сколько романов ни прочитай, лучше играть не станешь. Разве что сможешь блеснуть эрудицией и сказать, откуда взят художественный текст на той или иной карточке. Так что задача перед Граббом стояла нелегкая: создать оригинальное и самоценное произведение, вместе с тем четко связанное с игрой-первоисточником. И “Война братьев” с этой задачей справилась. Я бы даже назвал эту книгу самой приятной неожиданностью уходящего года.
    Первый сюрприз, который поджидает читателя — вопреки названию цикла и мира, никакой магии на континенте Терисиар не наблюдается. Типичных фэнтезийных рас тоже почти не видно: гномы и гоблины упоминаются вскользь, эльфы вступают только ближе к финалу, а демоны существуют в соседнем измерении. Зато имеются роботы, киборги, индустриальное общество, оружие массового поражения... Возникает крамольный вопрос: да фэнтези ли это?! Фэнтези, только не простое, а то, что на западе называют паровым фэнтези. Гость у нас настолько редкий, что любители экзотики могут браться за “Войну братьев” уже исключительно поэтому. Ну, а для колеблющихся добавлю, что действие романа начинается в археологическом лагере — часто ли вы такое встречали?
    Еще одна достойная уважения черта мира — отсутствие абсолютных полюсов. Действительно, о каком Добре и Зле может идти речь, если в игре-первоисточнике мы имеем дело с пятью совершенно равноправными цветами, которые, кроме того, могут как угодно смешиваться? Так и в книге. Не могу сказать, что Граббу удалось добиться беспристрастности, но видно, что он к ней стремился. И позволил читателю оценить каждую сторону конфликта, каждого персонажа самому, исходя из своих жизненных принципов. Еще не Джордж Мартин, конечно, но уже далеко не Роберт Сальваторе.
    Закрыв книгу, поневоле задумываешься: почему все произошло так, как произошло? Какая из тропинок, выбранная одним братом, Урзой, или другим братом, Мишрой, привела к неизбежности финала? И, как часто и в жизни бывает, понимаешь: не делал никто такого выбора, все само собой происходило, что называется, порядок вещей. А энергетический камень, формально разделивший братьев — не причина вовсе, а только повод. И книга вовсе не о сражениях и открытиях, не о магии и экологической катастрофе, а о том, как обычное братское соперничество может привести к армагеддону.
    - Петр Тюленев

    “Война братьев” (“Brothers’ War”, 1998) — самая-самая первая книга из сериала “Magic The Gathering”. Она открывает собой цикл “Эпоха артефактов”, куда также входят книги “Мироходец” (“Planeswalker”, 1998), “Потоки времени” (“Time Streams”, 1999), “Кровное родство” (“Bloodlines”, 1999) и предыстория “Тран” (“Thran”, 1999). Кроме Грабба, в создании цикла приняли участие Линн Абби, Дж. Роберт Кинг и Лорен Л. Колеман. Каждая из книг цикла (кроме “Трана”) сюжетно относится к одному из сетов (игровых расширений) коллекционной карточной игры.

    Сюжет — 7
    Мир — 9
    Персонажи — 7
    Стиль — 7
    Качество издания — 7
    Перевод — 7
    Оценка “МФ” — 7

   
Имя для женщины
   
Джулия Чернеда. Тысяча имен для странника
    Роман — пер. с англ. И. Тетериной — М.: “Эксмо”; СПб.: ”Домино”, 2004 — серия “Зарубежная фантастика” — 512 стр. — 5100 экз.
30 Kb
    Роман канадской писательницы Джулии Чернеды “Тысяча имен для странника” — ее дебютная книга. Это первая часть трилогии о Вселенной Торгового Пакта, куда также входят романы “Ties of Power” и “To Trade the Stars”.
    Пожалуй, “дебют” — ключевое понятие в определении статуса этой книги. Поначалу Чернеда писала роман исключительно для собственного удовольствия, безо всякой надежды на публикацию. Поэтому она и смешала жанры и стили — ради неподдельного удовольствия от самого писательского процесса. В книге можно увидеть черты творчества Ле Гуин, Черри, Буджолд, Хайнлайна, Герберта, Карда.
    Итак, молодая женщина очнулась в трущобах планеты Ауорд. Она ничего не помнит, даже своего имени, однако внутри ее мозга бродят некие импульсы, побуждающие девицу к действиям. Далее героиня (выясняется, что зовут ее Сийра) знакомится с космическим авантюристом Джейсоном Морганом — вылитым Хэном Соло. Потом — попадает в плен к пиратскому капитану Роракку. Цепочка приключений, напоминающих классическую космооперу, перемежается вставками, в которых действуют Блюстители Пакта (нечто вроде офицеров спецслужбы) и клановцы — гуманоиды, владеющие экстрасенсорикой. Ну и, в конце концов, Сийра не просто возвращает утерянное “я”, но и осознает свое истинное место в жизни. Так сказать, находит Имя.
    Не буду подробно раскрывать сюжет: разнообразные тайны составляют основную ценность книги. Скажу лишь, что, несмотря на типичное “космооперное” начало, роман мало-помалу превращается в “лавстори”. Девушка проникается горячей любовью к своему ершистому спасителю Моргану, и значительная часть книги напоминает старую итальянскую кинокомедию “Укрощение строптивого”.
    Книга написана довольно увлекательно, хорошим языком, с проблесками милого юмора. Но... Роман напомнил мне породистую, грациозную, но безжалостно перегруженную лошадку. Она бы и рада скакать быстрее, но хозяйка навьючила на нее столько всевозможной поклажи, что бедняжка, то и дело спотыкаясь, неровными рывками бредет к финишу. Космическая опера, полицейский боевик, детективный триллер, пси-панк, психологическая драма, любовная история — все смешалось в романе Чернеды. А где чего-то слишком много, жди печального итога...
    Каков же вердикт? “Тысяча имен для странника” стала для меня узелком на память. Имя авторши отложилось в сознании, и я прочту ее следующие книги. Ведь даже сыроватый дебют говорит о незаурядном потенциале писательницы. И неспроста: за плечами Чернеды уже 7 романов, большинство из которых стало либо лауреатами, либо номинантами многих престижных премий. Ныне Джулия Чернеда считается одним из лидеров современной “мягкой” НФ, упор в которой делается на человеческие взаимоотношения. Надеюсь, что в своих более зрелых романах писательница избавилась от привычки складывать все яйца в одну корзину...
    - Борис Невский

    Сюжет — 7
    Мир — 7
    Персонажи — 7
    Стиль — 8
    Качество издания — 8
    Перевод — 8
    Оценка “МФ” — 7

   
Все узлы развязаны
   
Уэн Спенсер. Глазами Чужака
    Роман — пер. с англ. А. Цапенко — М.: АСТ; “Транзиткнига”, 2004 — 346 стр. — 5000 экз.

24 Kb
    15 июня 2004 года в Питтсбурге неизвестный маньяк зверски убил трех студенток. Еще одна девушка исчезла, возможно, была похищена. Полиция в тупике, поэтому к поискам привлечен частный детектив Макс Беннет и его младший партнер — странный парень со странным именем. Юный Укия Орегон обладает невероятной способностью успешно разыскивать пропавших людей. Он с блеском справляется с заданием, едва не поплатившись при этом жизнью. Но обычное кровавое злодеяние неожиданно оборачивается цепочкой загадочных событий...
    Такова завязка романа “Глазами Чужака”, вышедшего в безымянной покетбучной серии, где АСТ публикует мистику и темное фэнтези. Автор, американка Уэн Спенсер, получила за свой дебют несколько премий и даже номинировалась на Locus-2002. А чуть позже была удостоена John W. Campbell Award как “лучший молодой автор”. Хотя, казалось, за что давать премии? За обычный мистический триллер с обилием кровавых подробностей? Однако не все так просто.
    Дело в том, что Укия Орегон — не экстрасенс, предвидеть убийства или восстанавливать события он не умеет. Главный герой... “маугли”, воспитанный волками и тайно усыновленный четой лесбиянок. Правда, в отличие от обычных “маугли”, Укия не дебил. Он очень быстро научился говорить, читать и легко приспособился к человеческому миру. Более того, Укия обладает рядом невероятных способностей вроде исключительной живучести и фотографической памяти. “А нюх как у собаки, а глаз как у орла!”. В общем, иного пути, чем стать сыщиком, ему просто не дано...
    Роман написан увлекательно и читается взахлеб. Однако не оставляет чувство, что нечто подобное уже... нет, не читал, а смотрел! Ну, конечно же! “Секретные материалы” — наиболее близкий аналог книги Спенсер. Но в отличие от большинства “Х-файлов”, в которых концы с концами не сходятся и логика чаще всего отсутствует, Уэн Спенсер очень тщательно связала все узелки своей запутанной истории. Даже слишком тщательно. Под конец книги весьма забавно наблюдать, как аккуратно выстреливает каждое “ружье”, хотя бы раз появившееся на авансцене романа. Такое впечатление, что Спенсер с лупой прочесала текст, дабы, не дай бог, не упустить какую-нибудь меленькую детальку...
    В общем, очень добротная вещь, которая вполне подойдет как поклонникам “мистик-детективов” в духе Лорел Гамильтон, так и любителям НФ-триллеров под Дина Кунца.
    Главный ляп книги — нелепейшая аннотация. Из полусотни слов к содержанию романа непосредственно относится лишь одно (!). Поэтому не верьте глазам своим — это не мистика и не фэнтези, как может показаться после прочтения аннотации, а самая настоящая НФ.
    - Борис Невский

    Первоначально персонаж Укия Орегон был придуман для настольной ролевой игры “Bureau 13: Stalking The Night Fantastic”. Тайная организация обнаружила его во время поисков “снежного человека” и воспитала в школе особых детей по типу людей-икс. Но Спенсер так привязалась к созданному герою, что решила посвятить ему сначала книгу, а затем и целый цикл, в котором на сегодня 5 романов. Кстати, другие произведения Спенсер, уже в жанре фэнтези, готовятся к печати в издательстве “Эксмо”.

    Сюжет — 8
    Мир — 6
    Персонажи — 6
    Стиль — 7
    Качество издания — 3
    Перевод — 7
    Оценка “МФ” — 7

   
Полгода плохая погода
   
Джейн Рейб. День бури
    Роман — пер. с англ. П. Шубаева — М.: ИЦ “Максима”, 2004 — серия “Сага о Копье” — 7000 экз.
   
Джейн Рейб. Предвестие вихря
    Роман — пер. с англ. А. Лепенышевой — М.: ИЦ “Максима”, 2004 — серия “Сага о Копье” — 7000 экз.
   
Боги Кринна ушли на покой, и власть над миром “Саги о копье” захватили драконы. В то время как демиурги Маргарет Уэйс и Трэйси Хикмэн занимаются более интересной для них Войной Душ, Джейн Рейб продолжает историю о противостоянии людей и драконов. На этот раз (в который уже по счету?) все упирается в необходимость собрать несколько магических предметов, сохранившихся с древних эпох. Причем необходимость эта возникает как у героев, так и у их противников. Возникает вопрос: если в этих артефактах скрыто такое могущество, так что же никто раньше не догадался их использовать?
    Множество положительных персонажей автор разбивает на маленькие группы. Якобы — чтобы быстрее достигли цели. На самом деле — чтобы жизнь медом не казалась и битвы выходили напряженнее. Последним, кстати, стоит отдать должное: порой они оказываются действительно захватывающими.
    Предводительствует героями знаменитый маг Палин. Если бы не он, вряд ли хорошие парни протянули бы больше одного тома. Из прочих несколько выделяются темнокожий моряк Риг и его друг — глухой полулюдоед Ворчун. Не то чтобы Риг был очень необычен для фэнтези — самоуверенный авантюрист, который пытается выставить себя хуже, чем есть. Но для “Саги о Копье” такой герой — новшество. Стоит отметить и возвращение Гилтанаса, наверное, одного из самых примечательных персонажей первой трилогии “Саги”. И в кои-то веки появился нестандартный дракон — сумеречный.
    Пожалуй, из всех книг “Саги” именно томики Рейб сильнее всего напоминают запись настольной ролевой игры. За многими действиями персонажей несложно заметить поступки мастера и реакции игроков. Присутствуют и многие штампы, свойственные D&D. Поиски древних и могучих артефактов, бои с злобными драконами, непобедимость главных героев...
    В романах Рейб нет почти ничего нового по сравнению с первыми книгами Уэйс и Хикмэна. Это потом они отойдут от использования клише и станут менее однозначными. Хотелось бы верить, что с Рейб получится так же. А пока — ничем, кроме знаменитого мира и известных героев, не примечательные приключения. Простенькие отношения между персонажами, предсказуемые поступки... В общем, книга только для тех, кто продолжает внимательно и увлеченно следить за бушующими на Кринне катаклизмами.
    - Дмитрий Злотницкий

    Сюжет — 6
    Мир — 8
    Персонажи — 6
    Стиль — 5
    Качество издания — 7
    Перевод — 6
    Оценка “МФ” — 6

   
Однажды Пулман переоделся Диккенсом...
   
Филип Пулман. Тень “Полярной звезды”
    Роман — пер. с англ. Е. Малыхиной — М.: “Росмэн”, 2004 — серия “Таинственные приключения Салли Локхарт” — 381 стр. — 30000 экз.
25 Kb
    Не возьму на себя смелость величать Пулмана автором одной книги (в данном случае — “Темных начал”), но ни одному из приключений Салли Локхарт слава “Сияния”, “Ножа” и “Телескопа” определенно не светит. Этот цикл — явная неудача писателя — похоже, выходит на русском языке только ради того, чтобы приобщить к пулманомании тех читателей, кто свысока смотрит на фантастические жанры и не устает требовать чего-нибудь “жизненного”. За что боролись, на то и напоролись: старая добрая Англия конца XIX века, борьба за эмансипацию женщин, капитализм, согласно ленинским заветам, переходит в стадию империализма, а почтенная публика увлекается фотографией и спиритизмом.
    Уже по этому перечислению видно, что нас ожидает некий роман в стиле Диккенса. “Униженная и оскорбленная” Салли ищет место женщины в мире, где даже библиотекарями работают мужчины. Зловещий импортный магнат вовсю строит козни и крутит, как хочет, правительствами половины земного шара. Время от времени обнаруживаются ну совершенно невероятные родственные связи. В результате все мелочи стягиваются в единый узел, враг повержен, а положительные персонажи остаются на такой же мели, с какой и начинали (если не хуже). Сурово, зато жизненно, назидательно и ну очень по-диккенсовски.
    Закрутить сюжет Пулману более-менее удалось — при желании он может сойти и за детективный. Правда, для детектива тут слишком много совпадений: чуть ли не каждый случайный встречный мисс Локхарт и ее друзей имеет хоть какое-то, да отношение к их расследованию. Выглядит натянуто, зато ничего лишнего. Неплохо передана атмосфера викторианской Англии, особенно, когда речь заходит о нелегкой женской судьбе.
    А вот что полностью портит впечатление от “Тени”, так это действующие лица. Абсолютное их большинство, от центральных до третьестепенных, разделяется на злодействующих (миллиардер Аксель Беллман и иже с ним) и добродействующих (средний класс и слабый пол). Единственное заметное исключение — эпизодическая владелица меблированных комнат, все черты характера которой сводятся к привычке говорить правду, правду, и ничего, кроме правды. И если пять-семь главных героев еще могут потягаться с нею глубиною своей души, то остальные — либо самоотверженные борцы с Беллманом, либо тупые его прислужники. Настолько же скупо Пулман выдает своим персонажам способность развиваться: внутренний рост заметен, пожалуй, в одной только Салли. Поразила развязка, достойная пера какого-нибудь литературного негра-конановода: Салли приходит к Беллману — он предлагает ей стать его женой — она “соглашается” — он ведет ее к своему смертоносному детищу — бабах! — Беллман и дело его мертвы. Браво! Давно не видела большая литература настолько опереточного злодея — даже в советских производственных романах они были поумнее.
    Ну, и под конец — о фантастике. Элементов оной тут два (если не принимать во внимание сверхъестественные совпадения и сказочную одномерность персонажей). Первый — спиритизм, с помощью которого, оказывается, можно получить ценную и достоверную информацию. Второй — детище Беллмана можно с большой натяжкой причислить к стимпанку. Но ни того, ни другого явно недостаточно, чтобы сделать “Тень” образцом ретрофантастики. Любителям жанра рекомендуется поискать что-нибудь более достойное, а поклонникам Пулмана — не купиться на знакомую фамилию и перечитать “Темные начала”.
    - Петр Тюленев

    Сюжет — 4
    Мир — 7
    Персонажи — 3
    Стиль — 6
    Качество издания — 7
    Перевод — 7
    Оценка “МФ” — 5

   
Темный жемчуг
   
Виктор Точинов. Темные игры
    Повесть, рассказы — СПб.: “Северо-Запад”, М.: ”Терра-Книжный клуб”, 2004 — серия “Полночь XXI век: Русский роман ужасов” — 368 стр.
23 Kb
    Когда-то отечественный фантаст начинал свою литературную карьеру с рассказов, в крайнем случае — с небольших повестей. Прошлое кануло в Лету: сегодня иной беллетрист дюжину романов издаст, прежде чем первый рассказ выпустит. Именно к такому поколению принадлежит Виктор Точинов. Он уже успел опубликовать несколько романов и стать лауреатом “Еврокона-2003” как лучший российский дебютант. Сборник повестей и рассказов “Темные игры” стал то ли четвертой, то ли пятой книгой Точинова.
    Не знаю, так ли это на самом деле, но складывается стойкое ощущение, что в томе собраны все небольшие произведения автора, имеющие какое-либо отношение к так называемой “литературе ужасов”. В результате сборник получился пестрым и неоднородным, совсем не в тон стильной темной обложке. “Черный юмор” и вполне серьезные психологические зарисовки, умелая стилизация и немудрящие институтские байки свалены в одну кучу. Многие рассказы не имеют к фантастике абсолютно никакого отношения: новеллы “Любимая” или “Игра в солдатики”, например. Впрочем, классические НФ-ужастики вроде “Ночи накануне Дня Дураков” (о раздолбае-журналисте, случайно создавшем монстра, против которого бессильно любое оружие) восстанавливают равновесие.
    Главной жемчужиной сборника стала повесть “Охота на дракона”, довольно необычный для жанра “хоррора” эксперимент. На протяжении ста с лишним страниц герой повести пытается вычислить, что за чудовищная тварь завелась на уединенном озере. Одну за другой он отбраковывает самые разнообразные версии — от чудом сохранившегося плезиозавра до гигантского каймана и пресноводной акулы — практически не сходя с места. “Приключения тела” ждут нас только в самом конце, когда, согласно законам жанра, герой должен столкнуться со своим страхом лицом к лицу. Увлекательный экскурс в мир реликтовых пресноводных плотоядных, несколько ярких психологических портретов и никакой “кровищщи” — “Охота на дракона” Точинову явно удалась.
    Есть в сборнике и вещи, куда более традиционные для автора “Пасти” и “Царя живых”. В изящном рассказе “Три звонка на рассвете”, например, речь идет о маньяке и о писателе-детективисте, оказавшемся причастным к его преступлениям. Здесь-то без отрезанной головы уж точно не обойдется! К сожалению, эффект неожиданности сильно подпорчен подзаголовком рассказа: ну кто же так, за здорово живешь, сразу выдает убийцу?!
    В целом, книга выглядит вполне профессионально, хотя и собиралась явно с бору по сосенке. Любо-дорого смотреть, как умело автор нагнетает атмосферу, накручивает читателя, превращая банальный “хоррор” в неплохую психологическую прозу. В общем, рассказы у Виктора Точинова получаются ничуть не хуже, чем романы. Может, даже лучше — это как посмотреть. Интересно, сколько лет нам придется ждать выхода следующего сборника писателя? Если он по-прежнему будет столько внимания уделять романам-ужастикам — то произойдет это, боюсь, нескоро...
    - Василий Владимирский

   
Политика и фантастика
   
Борис Вишневский. Аркадий и Борис Стругацкие: Двойная звезда
    Сборник — СПб.: ”Terra Fantastica”; М.: АСТ, 2004 — 384 стр. — 5000 экз.
29 Kb
    Труд Бориса Вишневского — первая изданная в России книга, полностью посвященная А. и Б. Стругацким. В этом ее главный плюс и главное достоинство. В состав издания входит целый ряд материалов, имеющих отношение к жизни и творчеству АБС: это и небезызвестная “Наша биография”, написанная Аркадием Натановичем по просьбе польского переводчика, и творческое завещание А. Стругацкого, и его шуточное жизнеописание... Дополнительную весомость (во всех смыслах) тому придает множество фотографий, значительная часть которых — в основном снимки, относящиеся к тридцатым-шестидесятым годам — публикуется впервые. Но центральное место в книге, разумеется, занимают рассуждения самого Б. Вишневского о повестях Стругацких (перемежающиеся обширными цитатами из мемуаров Б. Стругацкого “Комментарии к пройденному”), а также — внимание! — многочисленные беседы составителя книги с Борисом Натановичем. Многие интервью уже публиковались в петербургских и центральных СМИ, но собрать все эти тексты воедино впервые удосужились только в этом томе.
    Интервью — жанр обманчиво-простой. Журналисту приходится балансировать над пропастью, чтобы, с одной стороны, не сорваться в банальщину и бульварщину, а с другой — не утонуть в деталях, не заставить читателя скучать. Борису Вишневскому, лауреату премии Союза журналистов России за 2002 год, в профессионализме не откажешь. Интервью, включенные в книгу, порой действительно добавляют неожиданные черточки к портрету Б. Стругацкого. Например, выясняется, что писатель, который весьма скептически относится к “жанру фэнтези”, с удовольствием читает “Волкодава” Марии Семеновой.
    И, тем не менее, материалы, великолепно смотрящиеся на газетной полосе, на страницах книги зачастую просто неуместны. События политической жизни, которые казались важными еще полгода назад, сегодня не вспомнишь без шпаргалки — не говоря уж о том, что представлялось актуальным в начале 1990-х. По-моему, составитель “Двойной звезды” не всегда отдает себе в этом отчет. Основной недостаток книги — именно ее политизированность. Борис Вишневский не просто бескорыстный ценитель творчества АБС, но и активно действующий политик: руководитель группы экспертов фракции “Яблоко” в питерском Законодательном Собрании, один из авторов программы партии, эксперт Госдумы, и так далее, и тому подобное. Выдерживая “линию партии”, интервьюер время от времени перегибает палку: то выспрашивает у Б. Стругацкого, “как бы Аркадий Натанович отнесся ко всему, что произошло после 1991 года”, то (в апреле 1998, например) упорно пытается добиться у писателя одобрения политики Владимира Явлинского...
    Впрочем, в причастности составителя книги к российской политической элите есть и свои плюсы. Говорят, “Двойную звезду” распространяли чуть ли не в Госдуме — наивно верить, будто она поможет господам депутатам проникнуться гуманистическим пафосом Стругацких, но вдруг да случится такое чудо?.. И, опять же, у нас, наконец, появился некий ориентир — будет от чего отталкиваться авторам следующих книг, посвященных феномену АБС.
    - Василий Владимирский

    Как мы оцениваем книги
    Мы оцениваем каждую книгу по десятибалльной шкале.
    Сюжет — то, насколько захватывает повествование, насколько непредсказуем сюжет.
    Мир — то, насколько глубоко проработан авторский мир, насколько он интересен и оригинален.
    Персонажи — то, насколько удались образы героев книги, насколько они продуманы, насколько логично их поведение.
    Стиль — авторский язык и манера изложения; все те элементы авторского мастерства, которые не описывают три предыдущих критерия.
    Качество издания — то, насколько книгу приятно держать в руках и листать. На это влияют и внешний вид, и иллюстрации, и полиграфия.
    Для переводных изданий мы также оцениваем качество перевода.
    Оценка “МФ” — общее впечатление наших рецензентов о книге. Она складывается с учетом всех остальных оценок, но не обязательно является их средним арифметическим.
    Сборники и нехудожественные произведения могут оставляться без оценки.
Комментарии к статье
Для написания комментария к статье необходимо зарегистрироваться и авторизоваться на форуме, после чего - перейти на сайт
РАССЫЛКА
Новости МФ
Подписаться
Статьи МФ
Подписаться
Новый номер
В ПРОДАЖЕ С
24 ноября 2015
ноябрь октябрь
МФ Опрос
[последний опрос] Что вы делаете на этом старом сайте?
наши издания

Mobi.ru - экспертный сайт о цифровой технике
www.Mobi.ru

Сайт журнала «Мир фантастики» — крупнейшего периодического издания в России, посвященного фэнтези и фантастике во всех проявлениях.

© 1997-2013 ООО «Игромедиа».
Воспроизведение материалов с данного сайта возможно с разрешения редакции Сайт оптимизирован под разрешение 1024х768.
Поиск Войти Зарегистрироваться