Google+
iRON mAN fILM Мифология Средиземья Современники. Нил Гейман Творчество Филипа Хосе Фармера
Версия для печатиАрсенал: Арсенал. Химическое оружие
Кратко о статье: Любой, кому знакомы сокращения ГО (гражданская оборона), ОБЖ (охрана безопасности жизни) или НВП (начальная военная подготовка), знает, что делать по команде: «Газы!» — закрыть глаза, задержать дыхание и надеть противогаз. Но противогаз был придуман меньше века назад, а бесславные традиции химического оружия уходят корнями в седую древность. Впрочем, и в этой области самые большие достижения пришлись на 20 век. Сегодня «МФ» рассказывает о химическом оружии — в том числе, о тех его образцах, которые, дай бог, никогда не вырвутся из промаркированных черно-желтым контейнеров.

ДЫХАНИЕ СМЕРТИ

ХИМИЧЕСКОЕ ОРУЖИЕ

Все, что может быть использовано как оружие, будет использовано как оружие.

Станислав Лем

Войну часто называют «благородным делом». Мнение, конечно же, циничное, но в нем есть своя историческая правда с древнейших времен солдаты стояли друг против друга, видели глаза соперников и знали, что в конечном итоге победит сильнейший. Когда германские племена стали отравлять колодцы перед наступающими легионами, римляне искренне возмущались: «Войну ведут оружием, а не ядами». Если бы гордые латиняне увидели, что творилось на полях сражений в 20 веке, выходки германцев показались бы им невинной забавой.

Оружие Судного дня вовсе не обязательно должно быть атомным. От школьных опытов над цинком и соляной кислотой до создания новых видов оружия всего один шаг. И всегда найдутся такие люди, которые сделают его, не раздумывая. Сегодня мы поговорим о современном Всаднике Апокалипсиса, имя которому — химическое оружие.

Алхимическое оружие

Под химическим оружием обычно понимаются не только токсичные вещества, но и их носители (снаряды, ракеты), а также любые другие устройства, предназначенные для использования ядов против живой силы.

Ранние китайские тексты (около 3000 лет назад) описывают способы получения ядовитых дымов, используемых в различных — в том числе и военных — целях. До нас дошло упоминание мышьякового «тумана, отнимающего душу» и известковой пыли, распространяемой в воздухе для подавления крестьянских восстаний.

Первое использование химического оружия на Западе датируется 5 веком до нашей эры. На Пелопонесской войне спартанцы разжигали под стенами Афин костры, в которые клали смолу и серу, чтобы едкий дым мешал защитникам. А во время осады Киррхи Солон, известный афинский законодатель, приказал отравить реку Плейструс ядовитым растением чемерицей.

В 1672 году во время осады города Гронинген (Нидерланды) Кристоф Бернар ван Гален (епископ Мюнстера) распорядился добавлять в зажигательные составы метательных снарядов белладонну, чтобы наделить их отравляющими свойствами. Три года спустя, 27 августа 1675, Франция и Германия заключили Страсбургское соглашение, по которому они обязывались не применять на войне «вероломные и зловонные» ядовитые субстанции.

В 1854 году шотландский ученый Лайон Плейфер предложил начинять артиллерийские снаряды производными цианида, чтобы ускорить сдачу Севастополя. Артиллерийский департамент отклонил предложение, сочтя этот способ ведения войны «настолько же подлым, как и отравление колодцев».

Первая Мировая

Первая Мировая война вошла в историю человечества как глобальный конфликт, в котором повсеместно и широкомасштабно стали применяться ядовитые газы — от слезоточивых до фосгена. Вопреки распространенному мнению, эффективность химического оружия в начале века была невелика — на его долю приходилось не более 3% смертей на поле боя.

Переодевание раненого солдата во время газовой атаки. Художник Остин Спар, 1918.

С другой стороны, процент несмертельных отравлений, выводивших солдат из строя, был значительно выше — и именно поэтому после первых боев с использованием газа он стал рассматриваться чуть ли не как чудо-оружие.

Опять же, вопреки расхожему мнению, первыми боевые газы стали применять не немцы, а французы. В августе 1914 они приняли на вооружение гранаты со слезоточивым газом (ксилил бромид). Немцам это, мягко говоря, не понравилось — в октябре 1914 они применили шрапнельные снаряды со слезоточивым газом против французов около городка Нев-Шапель; впрочем, плотность огня была очень низкой, и французы попросту не заметили, что против них используется газ.

Бойцы 55-й Западной Ланкаширской дивизии, ослепленные слезоточивым газом в битве за Эстер. 1918 год.

Немцы не остановились на достигнутом, и 31 января 1915 выпустили около 18000 снарядов со слезоточивым газом по русским позициям на реке Равка около Варшавы. И на этот раз им не повезло: жидкость замерзла и категорически отказывалась испаряться при разрыве снарядов.

Но немцы — народ упрямый. Они решили не размениваться по мелочам и перенесли свое внимание со слезоточивого газа на действительно опасный хлор. Последний массово вырабатывался промышленным конгломератом «IG Farben» в качестве побочного продукта производства краски. Талантливый химик Фриц Габер (лауреат Нобелевской премии) из берлинского Института кайзера Вильгельма взялся за исследование новых методов доставки газа до окопов противника.

22 апреля 1915 немцы сосредоточили к северу от города Ипр 160 тонн хлора в 5730 баллонах. В пять вечера ветер подул в сторону французов, и была дана команда выпустить газ. Серо-зеленое облако быстро накрыло войска французской армии, и та была вынуждена отступить на 7 километров, оставив немцам большой «коридор» в укрепленной защитной линии. Однако немецким солдатам не выдали средств защиты от хлора, поэтому они смогли выйти на освободившиеся позиции лишь тогда, когда туда прибыли подкрепления канадцев и британцев.

Немецкая атака хлором. 1915 год. Вид с воздуха.

В ответ на действия немцев англичанам пришлось забыть о «гуманных» методах ведения войны. Они применяли газовые атаки гораздо чаще, чем любая другая страна — этому способствовала роза ветров на западном фронте, где воздушные потоки направлены чаще всего на восток, к немцам. Впрочем, первая попытка британцев использовать хлор (в битве за Лус 25 сентября 1915 года) закончилась трагедией — ветер внезапно переменился и часть ядовитого облака села на их собственные позиции.

Хлор был малоэффективным оружием. Он имел зеленоватый цвет и характерный запах, что исключало фактор внезапности. Он легко связывался водой — достаточно было приложить намоченную ткань к лицу, чтобы резко уменьшить степень его воздействия на легкие. Чуть более удобными в бою были его соединения — хлорпикрин и хлорметил.

Предпринимались попытки использовать фосген, синтезированный еще в 1812 году. У него были свои особенности — он был прозрачен, а потому невидим для солдат, обладал слабым запахом. Кроме того, симптомы отравления фосгеном проявлялись примерно через 24 часа — это означало, что жертвы могли еще долгое время сражаться.

По самым приблизительным подсчетам, от газовых атак в Первую Мировую пострадало свыше миллиона человек, из них 85000 умерло именно из-за отравления газом. Например, в России погибло (приблизительно) 50000 человек, в Германии — 10000, во Франции и Англии — по 8000.

Настоящим «королем» газовых сражений того периода стал горчичный газ — бесцветный, без запаха, обладающий мощным кожно-нарывным действием и сохраняющий жидкое состояние при комнатной температуре. Его название пошло от чесночно-горчичного запаха, который тот издавал, будучи плохо очищенным, — никакой иной связи с горчицей у этого газа нет. Он был синтезирован в 1860 году химиком, лингвистом и поэтом Фредериком Гутри. Кодовое название горчичного газа у немцев было LOST (по первым буквам имен ученых Ломмеля и Стейнкомпфа, занимавшиеся его массовым производством в компании «Bayer AG»). В наше время он более всего известен под названием иприт — по имени города Ипр, около которого в июле 1917 года он был впервые применен немцами. Англичанам потребовалось больше года, чтобы создать аналогичное оружие — у них этот газ назывался «Hun stuff» (немецкая штучка).

Солдат с ожогами от горчичного газа.

Иприт оказался весьма специфичным газом. Первые симптомы появлялись через 4 часа после контакта с открытой кожей — он вызывал сильные, болезненные нарывы (особенно страдала нежная кожа на лице и половых органах), а при попадании в глаза приводил к конъюнктивиту и слепоте. Значительная доза газа могла сжечь плоть до кости.

Иприт не был «убийцей» — он лишь калечил солдат (по статистике, смерть от иприта наступала в 1% случаев), хотя поражение свыше половины кожного покрова было фатальным. Против него не помогали противогазы, поскольку он воздействовал в основном на кожу. А раненый солдат был для армии гораздо большей обузой, чем мертвый.

Иприт применялся в военных действиях до конца 20 века. Британцы травили ипритом арабских повстанцев. В 1941 японцы использовали иприт в Китае, в 60-х — Египет против Йемена, и, наконец, в 1998 — Ирак против курдов.

Даже сегодня Европа тратит большие деньги на поиск старых немецких баллонов с ипритом в земле Франции и Бельгии. На дне Балтийского моря лежат бочки с этим газом, сброшенные туда после Второй Мировой войны. Они ржавеют, и кусочки застывшего иприта, очень похожие на янтарь, прибивает волнами к берегу. Контакт с ними до сих пор опасен.

Газы! Газы!

Немецкая пехота, одетая в самодельные газовые маски. 1915 год.

Средства защиты от газа стали разрабатываться после первых же атак. Первоначально немцы выдавали дыхательные маски только инженерам, работавшим непосредственно с газом. Во время одного из боев за Ипр канадский полевой медик, имевший химическое образование, предложил солдатам помочиться на кусок ткани и приложить его к лицу — это способствовало кристаллизации хлора и вскоре стало едва ли не классическим методом защиты от газовых атак.

Первое официально распространенное среди солдат противогазовое «оборудование» было примитивным — пропитанный каким-либо нейтрализующим химикатом (например, гипохлоридом кальция) платок, который следовало повязать на лицо, и очки для защиты глаз.

Британский расчет пулемета "Викерс", одетый в "газовые шлемы".

Чуть позже появились «газовые шлемы» — попросту говоря, мешки на голову. Когда шел дождь, пропитывавший ткань защитный химикат вымывался и затекал солдатам в глаза, а линзы постоянно запотевали. Дышать в таком «противогазе» было крайне сложно, так как воздух с трудом проходил через плотную ткань. Идя в атаку, люди обычно надевали эти мешки на манер шапки, чтобы по команде «Газы!» быстро натянуть их на лицо.

И, наконец, ближе к концу войны созданы общевойсковые коробочные противогазы. Первые модели (большой коробочный респиратор) были неудачны: громоздкий фильтр помещался в сумку на спине и соединялся шлангом с обычной лицевой маской, к которой прилагались очки. Малый коробочный противогаз больше всего напоминал современные модели — небольшая сумка с фильтром и прорезиненная маска на всю голову.

Австралийская пехота около Ипра, сентябрь 1917. Солдаты носят малые коробочные противогазы.

Изобретение нормальных противогазов отразилось на статистике войсковых потерь. В 1915 году погибшие от газа составляли 3% от общего числа смертей, в 1916 — 17%, а в 1918 — вновь 3%.

Делались попытки разработать альтернативные способы защиты от газов. Некоторые были курьезными — например, британцы планировали расставить по окопам несколько тысяч вентиляторов, чтобы отгонять ядовитые облака.

Ближе к концу войны были созданы противогазы для лошадей и мулов, использовавшихся в снабжении армии.

Доставку заказывали?

Первый способ доставки газа к противнику был элементарен: разместить баллоны на передовой, дождаться подходящего ветра и открыть их. Облако испаряющегося газа имело высокую концентрацию: иногда солдаты травились даже в противогазах. Вместе с тем приходилось надеяться на постоянство ветра, а фактор внезапности терялся.

Солдаты заряжают газовые мортиры Ливенса.

Более эффективна доставка газа в снарядах. Она была особо опасна при использовании бесцветных газов — впрочем, солдаты легко научились распознавать «газовые» снаряды, так как те при падении не взрывались, а издавали легкий хлопок. Неудобным было лишь то, что снаряды несли небольшое количество газа и редко создавали облако, сравнимое по концентрации с «баллонным распылением». Лишь иприт был настолько ядовит, что даже нескольких снарядов хватало для отравления множества солдат.

В конце войны также применялись газометы, изобретенные британским капитаном Ливенсом в 1917 году. Обычная труба двадцати сантиметров в диаметре вкапывалась в землю под углом, в нее помещался пороховой заряд с детонатором и толстостенный баллон с газом емкостью от 14 до 18 литров. Такая «мортира» била на расстояние до двух километров, а упавший баллон создавал плотное облако газа.

Вторая Мировая

17 июня 1925 подписана Третья Женевская конвенция, к которой прилагался протокол о запрете использования химического оружия, подписанный шестнадцатью странами. Впоследствии протокол иногда нарушался, однако во многом благодаря ему над полями Второй Мировой не клубились ядовитые облака.

Естественно, нацистам было наплевать на международные договоры. Они разработали сразу несколько нервно-паралитических газов так называемой «группы G» — прозрачные жидкости, испаряющиеся гораздо быстрее, чем старомодный хлор.

Табун (GA) синтезирован в 1936 году во время работы над новым инсектицидом. Во время войны его производили в Польше под кодовым именем «Трилон-83». К моменту прихода советских войск было сделано 12,5 тысяч тонн газа. Оборудование для его изготовления увезли в Советский Союз.

Зарин (GB) — печально известный газ, который сравнительно легко получить в лабораторных условиях, но при этом крайне сложно выжить. Он представляет из себя очень летучую жидкость (в 36 раз легче табуна). Даже открыв на короткое время пробирку с зарином и задержав дыхание, человек наверняка получит смертельную дозу через кожу.

Зарин парализует нервную систему — сначала становится трудно дышать, сужаются зрачки, потом человек теряет контроль над своим телом — его рвет, он самопроизвольно испражняется, дергается в конвульсиях, впадает в кому и умирает от удушья. Даже при минимальной дозе (0,01 миллиграмма зарина на килограмм веса) смерть наступает за минуту.

К счастью, за пару месяцев зарин теряет боевые свойства. После войны этот химикат активно производился в СССР и США, причем в 2004 выяснилось, что американцы испытывали его на соотечественниках.

Американские информационные плакаты времен Второй Мировой, описывающие свойства ядовитых газов.

Зоман (GD) — прозрачная или желтоватая жидкость, слегка пахнущая камфарой. Открыт Ричардом Куном в 1944 году. Наряду с циклозарином (GF), имеющим персиковый аромат, это были последние газы группы G, разработанные нацистами.

Возникает вопрос — почему немцы не воспользовались этим богатым арсеналом? Судя по сохранившимся документам, их разведка полагала, что аналогичные вещества имеются и у союзников (это было не так). Нацисты не применяли газы на полях сражений лишь потому, что боялись ответной атаки — Германия была буквально «зажата» противниками, что делало ее крайне уязвимой для химического оружия.

Бочки с "Циклоном Б".

Японцам было проще. Они не стеснялись применять иприт и люизит (газ, пахнущий геранью) против Китая . Немцы же ограничивались тем, что испытывали очередную разработку — сильнейший пестицид «Циклон Б» на заключенных концлагерей.

Химия завтрашнего дня

Во время «холодной войны» основной упор в развитии вооружений делался на ядерную и термоядерную энергию, ракетные технологии и космос. Вместе с тем, СССР и США на всякий случай активно разрабатывали и химическое оружие.

В 1952 году британцы изобрели первый нервно-паралитический газ группы «V», так называемый VX — вязкий, долго хранящийся, похожий на моторное масло. Столь мощная отрава была им ни к чему — производство так и не наладили, а в 1958 обменяли газ у США на технологии термоядерного оружия. Американцы начали активно модернизировать эти яды и приблизительно в одно время с советскими учеными создали второе поколение агентов группы «V» — VE, VG и VM, похожие на VX, но обладающие более быстрым действием.

Считается, что США использовали во Вьетнаме несмертельное вещество под индексом «BZ», действующее как мощный галлюциноген — человек перестает осознавать окружающую действительность, испытывает видения, ведет себя неадекватно. Эффект наступает через 30 минут после контакта с газом и длится до трех суток.

Советский Союз не отставал от США в исследованиях и разработке нового химического оружия. Даже в наше время информация о нем довольно скупа — она поступала в основном от ученых-перебежчиков (Вил Мирзаянов, Лев Федоров), упоминавших некий проект «Фолиант», в рамках которого были созданы препараты А-230 и А-232.

Имеются отрывочные сведения о газе «Колокол-1», созданном в конце семидесятых. Данное вещество способно в считанные секунды лишать жертву сознания на период от 2 до 6 часов.

Вероятно, подобный газ был применен против террористов, захвативших в Москве 23 октября 2002 актеров и зрителей мьюзикла «Норд-Ост». После распыления он подействовал так быстро, что террористы потеряли сознание, так и не приведя в действие взрывные устройства, а их лидер даже не успел встать из-за стола. Но газ подействовал и на захваченных людей — ослабленные голодом и шоком, они оказались чрезвычайно уязвимы к нему. Из-за газа погибло (на месте или в больнице) больше сотни заложников. Официальные власти отказались сообщить врачам состав газа, из чего можно сделать вывод о том, что он до сих пор строго засекречен и может быть использован в качестве химического оружия.

Это интересно

Стопроцентно эффективных мер противодействия кожно-нарывным газам (например, иприту) так и не было найдено. В Первую Мировую от него особенно страдали шотландцы, носившие килт на голое тело. Чтобы хоть как-то уберечься от ожогов, им приходилось надевать плотные женские колготки.

Самый известный случай применения зарина — террористическая атака секты Аум Сенрике, проведенная в Токио 20 марта 1995. Пять баллонов с газом были одновременно открыты на разных станциях метро. Погибло 12 человек, свыше 6000 получили травмы разной степени тяжести.

* * *

Что же сделано для предотвращения «химического» конца света? 1 июня 1990 года Джордж Буш (старший) и Михаил Горбачев подписали двусторонне соглашение, согласно которому СССР и США прекращают выработку химического оружия и приступают к уничтожению имеющегося. 13 января 1993 заключена международная конвенция о запрещении химического оружия, расширяющая действие ранее принятого Женевского протокола 1925 года. Окончательно все химическое оружие должно быть уничтожено не позднее 2007 года (в отдельных случаях — до 2012 года).

Опуская эмоциональную сторону дела, можно констатировать следующее: с моральной точки зрения химическое оружие не более антигуманно, чем любой другой вид вооружения, а его опасность в масштабах крупных войн преувеличена.

Не вызывает сомнений лишь одно: это такое же зло, как и любое другое оружие массового уничтожения. С ним должно быть покончено раз и навсегда, причем чем скорее, тем лучше. Вероятно, через 10—15 лет это будет сделано, однако окончательно забыть о нем не удастся. Химическое оружие слишком заманчиво и удобно для террористов. И в этом смысле оно действительно очень опасно — для каждого из нас.

Комментарии к статье
Для написания комментария к статье необходимо зарегистрироваться и авторизоваться на форуме, после чего - перейти на сайт
РАССЫЛКА
Новости МФ
Подписаться
Статьи МФ
Подписаться
Новый номер
В ПРОДАЖЕ С
24 ноября 2015
ноябрь октябрь
МФ Опрос
[последний опрос] Что вы делаете на этом старом сайте?
наши издания

Mobi.ru - экспертный сайт о цифровой технике
www.Mobi.ru

Сайт журнала «Мир фантастики» — крупнейшего периодического издания в России, посвященного фэнтези и фантастике во всех проявлениях.

© 1997-2013 ООО «Игромедиа».
Воспроизведение материалов с данного сайта возможно с разрешения редакции Сайт оптимизирован под разрешение 1024х768.
Поиск Войти Зарегистрироваться